Понедельник, 2024.06.24, 22:53

Клайпедская Еврейская Религиозная Община

Толдот.ру — о евреях понятным языком
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » Статьи » Библиотека "Пиркей АВОТ" = Еврейская МУДРОСТЬ » Егуда А-Леви "КУЗАРИ"

Йегуда Ибн ГаЛеви "Кузари" ---------- на русском языке (глава V (часть 1))
Глава 5


Сказал   К у з а р и:   У меня к тебе еще одна просьба: изложи мне вкратце, но достаточно исчер­пывающе принципы и аксиомы тех, кто полагается на логику. Я хотел бы услышать об этом так, как ты это изучал, и тогда я смогу принять доводы фи­лософов или ответить на них своими. Я никогда не находился на такой высокой ступени — ступени чи­стой веры,   не  нуждающейся  в   поисках  разума. И так как прежде у меня уже были сомнения и соб­ственные суждения и я спорил с философами и с последователями разных религий, для меня имеет смысл обратиться к логике и научиться искусству дискуссии, чтобы я знал, как опровергать неверное, и не пребывал в невежестве. Традиция хороша для душ невозмутимых, а для смущенных душою луч­ше исследование, тем более если в конце концов это исследование приводит к убеждению в истинно­сти традиции, тогда человек укрепляется и в науке и в традиции.

Сказал  р а б б и:  Разве есть среди нас безмя­тежный душою, не смутившийся ни одним из распространенных в этом мире мнений исследователей природы,   астрологов,   изготовителей   талисманов, тех,   кто  предается   магии,   кто  верит  в  вечность мира, философов и других? В наши дни никто не приходит к вере, не пройдя всех многочисленных ступеней неверия. Но жизнь коротка, а работы мно­го , и только отдельные, выдающиеся люди одаре­ны верой от природы. Этих людей не смущает нич­то,  ибо они тотчас вскрывают порочное место, в котором кроется ошибка заблуждающихся. Я верю, что ты один из этих особо одаренных. Но так как мне невозможно не ответить на твою просьбу, пре­дупреждаю тебя, что я не поступлю с тобой так, как имеют обыкновение поступать караимы, желающие непосредственно вознестись к б-жественной мудро­сти,   не  пройдя  всех  промежуточных ступеней.  Я объясню правила,  которые помогут тебе получить первые понятия о материи и форме, об элементах, природе, душе и разуме. И после всего этого, еще не выходящего за границы естественного, мы обра­тимся к Б-жественной мудрости. И тогда я приведу тебе убедительные доказательства того, что говоря­щая душа независима от тела. Затем я буду с тобой говорить о мире грядущем и наконец о Предопре­делении, свободе воли и о возможностях человека. Обо всем этом я расскажу коротко и как можно проще.  Начну со следующего: в чувственном вос­приятии нам даны лишь количество и качество. Ра­зум же утверждает, что должен быть носитель этих свойств. Но без них мы не способны его себе пред­ставить: можно ли представить себе нечто без коли­чества и качества? Воображение таким образом от­рицает существование их носителя, но разум говорит, что количество и качество суть акциденты*, не обладающие самостоятельным существованием, по­этому неизбежен вывод, что есть объект, их носи­тель. Философы называют этот носитель элементар­ной  материей.  Они утверждают,  что разум не по­стигает  ее до  конца,  ибо сущность элементарной материи потенциальна,  она не есть существующая реальность, и потому конкретное описание ее невоз­можно. И хотя потенциально она обладает существо­ванием, но определить можно лишь вещественное. Сказал Аристотель, что элементарная материя как бы стыдится явиться обнаженной, она является на­шим глазам лишь облеченной в форму. Некоторые считали что воды, упомянутые в начале книги "Берешит", — это и есть элементарная материя, а "Дух Б-жий  витает  над  поверхностью  вод"     ,  не  что иное, как воля и желание Б-га, проникающие эле­ментарное и творящие в нем все, что Он хочет, и как Он хочет, и когда Он хочет, как ваятель прида­ет форму бесформенной глине. Отсутствие формы и " порядка названы там темнотой "и хаосом. И сказали они: повелело Б-жественное желание, то есть Б-же-ственная мудрость, чтобы начала вращаться верхняя сфера, время обращения которой двадцать четыре часа, и с нею все остальные сферы, и тем самым в элементарной материи, находящейся в сфере луны, произошли изменения в соответствии с движением сфер. Первое из этих изменений — нагревание рас­положенного около сферы луны воздуха из-за бли­зости его к месту движения, и так возник эфирный огонь, то есть огонь элементарный, не имеющий цвета и не вызывающий горения, ибо это сущность тон­кая, легкая и прозрачная, и ее назвали философы сферой огня, а следующую за ней — сферой возду­ха, далее следует сфера воды и после нее — земной шар, находящийся в центре, и он тяжел и груб, так как он наиболее далек от места движения. Это четы­ре элемента, от взаимных соединений которых об­разовалось все существующее.

*    Акцидент — в схоластической философии свойство вещи, не обязательно ей присущее, как цвет, запах, величина и пр.

Сказал К у з а р и: Я вижу, что по мнению философов, все возникшее образовалось по воле случая: то, что находилось близко к сфере, стало огнем, а что было далеко — землей, а что было по­середине, стало воздухом или водой в зависимости от большей или меньшей удаленности от окружаю­щей сферы или от центра.

 Сказал    р а б б и:   Поэтому они вынуждены были признать существование мудрости, объединя­ющей сущности воедино, ибо сущность огня отлич­на  от  сущности  воздуха, сущность воздуха — от сущности воды,  а сущность воды — от сущности земли, и не тем, что одна больше или меньше дру­гой, сильнее или слабее, а той особой формой, кото­рая присуща  каждой из них,  именно она сделала одно огнем, а другое воздухом, одно водой, а дру­гое землей. Иначе мог бы один сказать, что вся сфе­ра целиком — земля, но землистость ее в какой-то ее части тоньше, чем в другой, а другой сказал бы: нет, вся сфера — огонь, но чем ниже, тем огнистость ее грубее и холоднее. Мы же видим, что когда один элемент  приходит  в   соприкосновение с другими, каждый из них сохраняет свою форму и сущность.Так, мы видим, что воздух, вода и земля бывают в одном месте и даже касаются друг друга, однако они не становятся подобными, и если некоторые из них претерпевают изменения и становятся подобны­ми, и тогда вода принимает форму воздуха, а воз­дух — форму огня, и только в таком случае название одного элемента применительно к другому. То, что субстанции отличны друг от друга по форме, вне за­висимости  от акцидентов,  привело  философов к мысли   о   существовании  творческого   Б-жествен-ного разума, создающего эти формы.  Только Он придает особую форму разным видам растений и животных, хотя все состоит из четырех элементов. Ведь то, чем виноградная лоза отличается от паль­мы,  зависит не от случайных их свойств, а от их формы — именно формой одна субстанция отличает­ся от другой. Случайными свойствами лоза отлича­ется лишь  от лозы, пальма — от пальмы. Одна из них может быть, например, черной, а другая — бе­лой, плоды одной из них более сладкие, одна выше, а другая ниже, толще или тоньше и тому подобное. Но в форме субстанции нет большего и меньшего. Лошадиность одной лошади не может быть меньше, чем другой, человечность одного человека не мень­ше, чем другого, ибо определение лошадиности и человечности равно относимо ко всем членам этих родов. Поэтому философы были вынуждены при­знать, что эти формы придаются вещам Б-жествен-ным воздействием,  и они назвали его Формирую­щим Интеллектом.

Сказал  К у з а р и: Но ведь это верно. Разум неизбежно приводит нас к признанию этого. Что же нас вынуждает признавать роль случайного? Почему бы нам не сказать: Кто сделал лошадь лошадью, а человека человеком силой мудрости, которая в де­талях остается для нас непостижимой, Тот и огню и земле придал форму, и она образовалась в соответ­ствии с избранной Им мудростью, а не в результате случайной близости к сфере или отдаленности от нее?

Сказал р а б б и: Это и утверждает Тора. Это видно на примере сыновей Израиля, ради которых изменялась природа и сотворялось то, что ранее не существовало. Если бы это не было очевидным, твой противник мог бы утверждать, что лоза вырос­ла в данном месте только потому, что здесь случай­но упала косточка винограда и что сама форма кос­точки не более, чем случайность, что в результате вращения сферы возникла определенная связь, при которой элементы определенным образом со­единились, и из этого получилось то, что ты видишь.

Сказал К у з а р и: На это я могу возразить: а что приводит в движение самое сферу? Случайно ли ее движение? И еще: формы растений и живот­ных количественно ограничены, количество это нельзя ни увеличить, ни уменьшить. А соотношения сфер бесчисленны. Поэтому следовало бы ожидать, что с возникновением новых соотношений воз­никнут новые формы, а прежние исчезнут.

Сказал р а б б и: Это верный довод, тем бо­лее, что во многих из этих форм мы видим проявле­ние мудрости и постигаем их предназначение, как пишет о том Аристотель в "Пользе разных видов животных" и Гален в "Пользе членов" и как напи­сано в других книгах, где говорится о чудесах Б-жественной мудрости. Ясно, что домашние живот­ные, овцы, коровы, лошади, ослы, сотворены ради той пользы, какая есть в них для человека, в диком состоянии  они несовершенны,  а в одомашненном приносят людям пользу. На это намекал Давид, мир ему, в псалме6: "Благослови, душа моя... как вели­ки дела Твои, Всевышний". И этих слов достаточно, чтобы опровергнуть доводы грека Эпикура, считав­шего, что мир возник по воле случая.

Сказал   Кузари:  Объясни мне этот псалом, даже если мы немного отойдем от темы.

Сказал  рабби:  В этом псалме та же после­довательность, что и в описании сотворения мира. Начинается он словами:  "Облаченный в свет, как в мантию", и это намек на слова Торы : "Да будет свет... и был свет". "Склоняющий небеса, как по­лотнище" — намек на слова: "Да будет небосвод". "Водами покрывающий Свои горние селения"  — намек на слова: "Воды, что над небосводом". Да­лее он говорит обо всем, что возникает в воздуш­ном пространстве: о тучах, бурях, огне,   молнии и громе, и о том, что все они — посланцы Всевышне­го, как написано : "Ибо ими Он будет судить наро­ды". И дает им красочное описание : "Тучи сделал Своей колесницей, ходит на крыльях ветра. Ветры делает Он Своими послами, палящий огонь — слу­жителями". Он посылает их, куда захочет, для ис­полнения любого Своего желания. Все это связано с небосводом. Далее переходит автор псалма к сло­вам :   "Да соберутся воды...  и  появится суша". И говорит : "Основал землю на устоях ее" — ибо по природе своей воды окружали землю сверху, как одеянием, и покрывали долины и горы : "По­крыл бездну,  как одеянием, на горах встанут во­ды". Однако сила и мудрость Всевышнего изменила природу вод и собрала их в бездну морей, чтобы на суше  возникла жизнь и проявилась Б-жественная мудрость.   "От окрика Твоего убегут"  - - образ скопления вод в морях и под землей. На это есть на­мек и в словах : "Простирающий землю на водах", которые, на первый взгляд, противоречат выраже­нию: "Покрыл бездну, как одеянием". Но в первом стихе говорится о природе воды, а во втором — о силе и мудрости Б-га. Далее говорит автор : "По­ложил границу, да не преступят, да не покроют зем­лю снова". Все это — ради живых существ, так же как человек искусством своим и ухищрением оста­навливает многие реки плотинами, чтобы получит нужное количество воды для жерновов, каналов, тому подобное. На это намекает стих: "Направля­ющий источники к рекам, чтобы напоили все живое в  полях"--- когда  будут  сотворены  животные, "На них птицы небесные почиют" — когда будут сотворены птицы. Затем в стихе: "Да произведет земля травы" автор говорит : "Поит горы с высот Своих" - намек на слова: "И пар поднимался от земли". Все это — ради Адама и его потомков. И да­лее : "Растит траву для скота", и это нас учит не пренебрегать травой, ибо она полезна домашним животным, коровам, овцам и лошадям, и названа трава в этом стихе: "труд человеческий", в чем содержится намек на земледелие. Человек: использует растения для собственного блага, как написано да-. лее: "произвести хлеб из почвы". Это соответствует сказанному Всевышним: "Вот Я дал вам всякую, траву, сеящую семя", то есть зерна человеку, а ше­луху животным, "И всякому животному на земле и всякой небесной птице... всякую зелень травяную в пищу". И автор псалма перечисляет три вида про­дуктов земледелия:   "Рожь, и виноградный сок, и масло". Вначале они обобщенно названы хлебом, а затем  описывается польза от  каждого   из  них : "Вино веселит сердце человека", "чтобы лицо лос­нилось от масла", а "хлеб (теперь уже хлеб в собст­венном   смысле  слова)   питает  сердце  человека". После этого автор говорит о пользе дождей для де­ревьев:   "Насытятся деревья  Всевышнего",  и  о пользе высоких деревьев для живых существ: "Там птицы гнездятся", а высокие горы и скалы — убе­жище для других живых существ: "Горы высокие для серн, скалы — убежище для даманов ". Все это связано с сотворением суши. После этого автор пе­реходит к стиху  "Да будут светила" и говорит : "Сделал луну для указания времен", подчеркнув этим пользу ночи, -- ночь намеренно создана Все­вышним, а не возникла случайно. Ибо не только в самом действии Б-га нет беспорядка, нет его и в том случайном, что сопутствует Его действию. Прав­да, ночь есть не что иное, как отсутствие света, одна­ко и она имеет полезное предназначение, как гово­рит автор : "Наводишь тьму, и становится ночь", и следом упоминает  о пользе ночи: вредные для че­ловека животные блуждают ночью, а днем скрыва­ются, человек же и домашние животные поступают противоположным образом, и об этом сказано да­лее: "Выйдет человек к делам своим и к труду своему до вечера". Автор уже упомянул всех назем­ных животных, когда речь шла о реках, теперь он говорит о светилах и о человеке. Осталось ему еще указать живущее в воде — существа, о которых нам почти ничего неизвестно, и Б-жественная мудрость в них не открыта для нас так явно, как в существах наземных. Поэтому автор завершает описание хва­лой Всевышнему за то, в чем Его мудрость явно видна: "Как велики дела Твои, Всевышний, Ты все мудростью сделал". Затем он возвращается к описанию моря и всего живущего в нем сущест­ва малые и большие". И обо всем сотворенном он восклицает : "Да будет слава Всевышнему навеки, да возрадуется Всевышний делам Своим" - намек на слова книги "Берешит" : "И увидел Б-г все, что Он сотворил, и вот — хорошо весьма": А о седьмом дне сказано: "И почил... и благословил... и освя­тил", ибо в этот день было завершено все естествен­ное, зависящее от времени, и уже в заключение со­творен был человек, способный достичь ступени ан­гелов, не ограниченных естественными силами, так как они разумные существа, а разумные в своих действиях не связаны временными ограничени­ями — ведь мы видим, что человеческий разум в од­но мгновение может представить себе небо и землю. Это — мир ангельского и мир покоя, ступень успо­коения души, ее достигшей. Поэтому о субботе ска­зано, что она "как бы мир грядущий". Вернемся теперь к нашему разговору о мнениях тех, кто по­лагается на логическое суждение. После того как элементы соединились в разных сочетаниях, обусловленных различными факторами и соотношения­ми сфер, они получили способность приобретать раз­личные формы от Формирующего их. Так возникли все ископаемые минералы со свойственными им си­лами и качествами. Есть мнение, что силы и свойст­ва минералов образовались лишь в результате соче­таний  элементов   и  не нуждаются в придании им б-жественных форм и что в таких формах нуждают­ся только растения и животные, только их считают имеющими душу.  И чем более тонким образом со­единяются элементы, тем более возвышенную фор­му они способны получить, форму, в которой более явна Б-жественная мудрость. Так, например, в ра­стении уже есть нечто подобное чувству и воспри­ятию, и оно тянется к земле, ибо его питает хоро­шая влажная земля и пресная вода, и противопо­ложного растение избегает. Оно действует, пока не породит себе подобного и произведет семя, — тогда его рост прекращается, а семя с этого момента стре­мится к такому же действию, согласно дивной муд­рости, в нем заложенной, которую философы назы­вают природа, то есть сумма сил, действующих для сохранения вида, — ибо сущность каждого отдель­ного существа не может сохраняться без конца, так как она сложена из частей. И все, что обладает си­лой роста, размножения и питания, но не перемеща­ется с места на место, по мнению философов, управ­ляемо природой. Но на самом деле всем управляет Б-г определенным образом и по определенным за­конам, и можешь называть это управление как хо­чешь: природа, душа, сила или ангел. Когда же со­четание элементов еще более тонко и в нем может проявиться Б-жественная мудрость на более высоком уровне, оно, помимо естественных сил, обрета­ет и более совершенную форму. Существо, получив­шее такую форму, может добывать корм на рассто­янии, все его члены устроены в особом порядке и движутся только по его желанию. Оно владеет ча­стями своего тела гораздо лучше, чем растение, не способное уклониться от того, что ему вредит, или приблизиться к тому, что ему полезно, так что оно всегда игрушка ветра. Такое существо — животное, обладающее конечностями, чтобы свободно пере­двигаться. Форма, данная животному в дополнение к естественной силе, называется душой. Души отли­чаются друг от друга в зависимости от того, какой из четырех элементов в них преобладает, а также в соответствии с целью, какую заложил Мудрейший во всем живом для пользы всего мира в целом, хо­тя о большинстве из живых существ мы не знаем, каково их предназначение. Точно так же мы не знаем всех снастей корабля, и многие из них нам кажутся лишними, но капитан и строитель корабля знают, зачем они. Более того: нам неведомо назна­чение многих костей и органов собственного тела, и если их разложить перед нами разрозненными, мы бы не знали, для чего служат все эти кости и орга­ны, хотя мы постоянно ими пользуемся и понима­ем, что из-за отсутствия даже одного из них наша деятельность была бы нарушена, и мы бы чувство­вали этот недостаток. Но Творцу и Устроителю все­го известны все детали мира, "в котором нельзя ничего ни прибавить и ни убавить. Поэтому есть разница между душами живых существ, а вследствие этого каждому даны необходимые ему члены тела. Так, например, льву кроме храбрости даны для поражения жертвы зубы и когти, а газели помимо пугливости даны конечности, приспособ­ленные для бегства. Всякая душа стремится вос­пользоваться своими силами в соответствии с их назначением. Но так как ни в одном животном при­рода не достигает совершенства, в нем нет стремле­ния достичь формы более совершенной, чем живот­ная. Только в человеке природа совершенна, и пото­му в нем есть стремление к более высокой форме. И так как Б-жественное воздействие не скупится, человеку дается дополнительная форма, называ­емая материальным, или пассивным, разумом. Но люди разнятся друг от друга, у большинства из них нет совершенства в естественном. Разум человека склоняется к тому, к чему располагает его природа: если в нем преобладает красная желчь, ему свойст­венны горячность и легкомыслие, а если черная -- сдержанность и вдумчивость, ибо свойства души зависят от этих сочетаний. Если природные свойства человека уравновешены, он располагает противопо­ложными свойствами души, как чаши весов, урав­новешенные рукой взвешивающего и склоняющи­еся то в одну, то в другую сторону, когда ставятся и убираются гири. Такой человек несомненно обла­дает сердцем, свободным от раздирающих страстей. Он будет стремится к ступени, превышающей его собственную, и это — ступень Б-жественная. Время от времени он остановится и тщательно взвесит, что в его натуре и свойствах нужно ему укрепить. Та­ким образом, он не поддастся силе гнева, гнева­ющейся в нем, ни силе желания чего-либо, ни лю­бым другим силам, но испросит у Б-га совета и ука­зания истинного пути, и на него распространится влияние Б-жественного духа, духа пророчества, если он достоин быть пророком, или на него сни­зойдет озарение, если он стоит ступенью ниже, и то­гда он набожный, а не пророк. Ибо Всевышний не скупится. Он каждому дает то, чего тот заслужива­ет. Философы же назьвают Дарующего эту ступень Активным Интеллектом и считают его ангелом, близким к Б-гу. Они утверждают, что, соединив­шись с Активным Интеллектом, человеческий ра­зум достигает райского блаженства и вечной жизни.

Сказал    К у з а р и:   Я бы хотел, чтобы ты вкратце, но достаточно исчерпывающе мне об этом рассказал.

Сказал раб б и:  Существование души дока­зывается наличием у живых существ способности восприятия и движений, отличающихся от движений элементов. Причина способности восприятия и дви­жений называется душой, или силой души. Силы ду­ши подразделяются на три вида: один из них — об­щий для растений и животных, и это растительная сила, второй — для человека и животных, и это жиз­ненная сила, третий — для человека и называется си­лой говорящей.  Природа общей всем души стано­вится    ясна   при   рассмотрении   действий   живых существ.  Все действия исходят от формы, а не от материи   как   таковой.   Нож,   например,  режет  не потому, что он сделан из определенного вещества, а потому,   что он имеет форму ножа.  Так и живое существо — оно воспринимает чувствами и передви­гается не потому, что обладает телом, а потому, что обладает жизненной формой,  и эта форма — душа.
 Все формы называются совершенствами, так как свойства существ, обладающих этими формами, до­стигают совершенства. Итак, душа есть совершенст­во. Но, как известно, существует первое ивторое со­вершенства. Первое — источник действий, второе — сущность действий, проистекающих от источника, душа — первое совершенство, ибо она источник, а не то, что от него исходит. Всякое совершенство, как известно, есть или совершенство вещественного тела или совершенство сущности, которая немате­риальна. Душа таким образом есть совершенство вещественного тела, а вещественное может быть естественным или искусственным, и душа — совер­шенство естественного тела. Естественное тело мо­жет обладать или не обладать органами — я имею в виду то, что действия тела могут совершаться с по­мощью органов или без них, — душа таким образом есть совершенство естественного тела, обладающего органами и потенциально жизненной силой, и таким образом она — потенциальный источник жизненной деятельности и к ней подготавливает. Нетрудно до­казать, что душа не образуется соединением элемен­тов тела, ибо в том, что образуется соединением от­дельных частей, может преобладать один из состав­ных элементов и даже более чем один, и тогда фор­ма его определится тем, что в ней сильнее, или же отдельные элементы будут в нем бороться друг с другом, так что ни один из них не окажет решающе­го влияния на форму, и тогда то, что состоит из этих элементов, приобретет некую промежуточную форму, среднее этих элементов. Однако душа вне того, что составляет тело, она — форма, приданная ему извне, — как углубления в печати, состоящей из глины и воды, но сами углубления не имеют ни при­роды воды, ни природы глины. Первая сила жизнен­ной души — сила питания, эта сила — основа, а сила размножения — предназначение, а сила роста — сред­няя между ними, связывающая основу с предназна­чением. Но место силы размножения — в голове, и она важнее всех. Хотя сила эта проявляется послед­ней, она первой властвует в веществе, готовом при­нять жизненную силу. С помощью сил питания и ро­ста она облекает это вещество в предназначенную ему форму. После этого она предоставляет новое существо в распоряжение остальных двух сил, пока не наступит и для него время порождения себе по­добных. Так что у силы размножения есть помощ­ники: сила питания, которая по природе своей в ос­новном вспомогательная, и сила роста, но в ее по­мощи силе размножения участвует и сила питания. У силы питания также есть четыре помогающие ей дополнительные  силы,   хорошо   нам  известные44. Всякое движущееся тело движется под влиянием желания и чувства, ибо если это не так, наличие чув­ства было бы излишне, а Б-жественная мудрость ни­чего не создает бесцельно или во вред, а также не лишает смысла то, в чем есть форма и польза. Даже существа, которые живут в раковинах и кажутся неподвижными, сужаются и расширяются, и если их перевернуть на спину, они пытаются с помощью раз­ных движений перевернуться и принять обычное по­ложение, чтобы было удобно добывать пищу. Внеш­ние чувства всем известны. Что же касается внут­ренних, то первое из них — чувство общего. Так как понять, полезно оно или вредно, можно только на опыте, следует прежде описать силу воображения, которая позволяет получить общую картину всех восприятий,  познанных  с помощью внешних сил. И эта сила — чувство общего. Затем следует сила памяти,    назначение    которой    сохранять   образы познанного чувствами. Назначение силы воображе­ния — возвращать памяти забытое, назначение силы суждения — разобраться в новом, что познано силой воображения, дабы знать, что из этого устойчиво и что нет, и возвращать памяти лишь устойчивое. Си­лой движения живое существо с далекого или близ­кого расстояния достигает всего, что ему необходи­мо, и отдаляется от вредного. Таким образом, все силы  живых  существ  служат для познания и пе­редвижения. Силы движения связаны со стремлени­ем, и есть два вида их: сила, стремящаяся достичь желаемого, это сила жажды,  и сила, стремящаяся отдалить неприятное, и это сила гнева. Есть также два вида силы: внешние силы,  подобно внешним чувствам, и внутренние силы, подобно внутренним чувствам. И еще: движущие силы действуют по ве­лению силы суждения и с помощью силы воображе­ния. Это предел совершенства, возможного в жи­вотном, ибо сила движения в нем не есть средство исправления чувств и воображения, но сила чувст­венного восприятия и сила воображения в нем есть средства исправления силы движения. Говорящему живому существу, наоборот, движение дано для то­го, чтобы исправлять душу — говорящую, действу­ющую и познающую. Известно, что с помощью пяти чувств возможно познание формы, количества, ве­личины, движения и покоя. Источник же познания воображением — чувство общего.

О существовании его мы узнаем, когда, например, видим мед и в нас возникает суждение о том, что он сладок. Это воз­можно потому, что есть в нас сила, общая для всех пяти чувств, и это сила воображения, которая дейст­вует в человеке во время бодрствования и сна. За­тем следует сила, которая собирает вместе образы, объединенные чувством общего, подразделяет их и вносит в них изменения, не нарушая, однако, их общности, созданной чувством общего, то есть си­лой воображения. Эта сила бывает истинной или ложной, а сила чувственного восприятия истинна всегда. Предполагающая сила, действующая после воображения и решающая, чего следует добиваться, а чего — избегать, — это сила суждения. В вообража­емом же нет суждения и решения, есть лишь образ. Затем начинает действовать сила сохраняющая, ко­торая собирает в памяти свойства вещей, познанные чувствами: например, что волк ненавидит и что ре­бенок достоин любви. Любовь и ненависть, утвер­ждение и отрицание — область действия силы сужде­ния, а сила сохраняющая, помнящая, хранит то, что сила суждения определила как истинное. Что каса­ется силы воображения, то она, когда ею пользуется сила суждения, также называется воображением, а когда ею пользуется сила разумения, она называет­ся мыслью. Сила восприятия находится в передней части мозга, сила воображения — в средней, па­мять — в задней, а сила суждения — во всем моз­гу, но главным образом в области воображения. Все эти силы перестают существовать одновременно с уничтожением органов, в которых они находятся, и разумное существо тогда не может их сохранить. Даже если суть этих сил стала его сутью, он не мо­жет сутью своей продолжить их существование.Таковы вкратце понятия этих людей о силах души, управляемых говорящей душой. Говорящую душу они называют элементарным,  или потенциальным, разумом, подобным элементарной первичной мате­рии, в действии он неощутим, а в потенции он — все. В говорящей душе рождаются образы познаваемо­го, одни под влиянием б-жественного озарения, дру­гие же приобретаются познанием. Те, что порожда­ются озарением, одинаково свойственны всем тем, природа которых совершенна. А приобретаемые по­знаются путем рассуждений и доказательств, и это логические формы: роды, виды, их отличительные признаки  и  свойства;   правильное понимание от­дельных слов и различных их сочетаний: распознание сложных вьводов, истинных или ложных; а также распознание суждений, приводящих к выводам, -аподиктических, диалектических, риторических, со­фистических или поэтических. За этим следует рас­познание естественного: материи, формы и бесфор­менности, природы, пространства, времени, движе­ния тел небесных сфер и тел элементов, абсолютное возникновение и гибель, образование того, что воз­никает в воздухе и на земном шаре, как полезные ископаемые, растения и животные, и сущность чело­века, и представление души о себе самой, а также представление о предметах изучения, как математи­ка и геометрия, теоретическая и астрономическая, музыка и риторика, и наконец — представление о метафизических истинах: общее познание начала и существования  как такового,  и определений по­тенциального и действительного существования, на­чала, причины, субстанции, акцидента, рода, вида, подобности, противоположности, тождественности, различности, единства, множественности; установ ления начал спекулятивных наук, как математика и естествознание, с помощью логики, ибо только чс рез нее можно постичь эти науки, и наконец —позна­ние существования Превечного Творца и первичных творений, и общей души, и качества видов, и ступе­ни разума по отношению к Творцу, и ступени души по отношению к разуму, и ступени природы по от­ношению к душе, и ступени материи и формы по отношению к природе, и ступени сфер и звезд и все­го возникающего по отношению к материи и фор­ме, а также почему все разнородно и иерархично, и затем уже знание различия между разумом отдель­ным, свойственным ангелам, и разумом, связанным с материей, и общей природы, и первичного Прови­дения. В начале своей деятельности говорящая душа пользуется образами, возникающими во внутрен­них чувствах; она проверяет эти образы, приобрета­емые силой восприятия и хранимые сохраняющей силой с помощью воображения и суждения, и нахо­дит, что у них есть общие свойства и свойства отли­чительные. Часть этих свойств связаны с субстан­цией, а часть — с акцидентами. Душа их определяет и соединяет, находит в них род и вид, отличитель­ные признаки, качества и случайные свойства и со­единяет их логически. Исходя из этого она делает полезные выводы с помощью общего разума, и если вначале она использует чувственное познание, то те­перь, когда понятия приведены в логическую систе­му, она уже не нуждается в нем ни для подтвержде­ния, ни для образования представлений в разуме. Так же как силы чувств познают лишь отношение к ощущаемому, так силы разума постигают лишь определенные отношения познаваемых объектов че­рез отвлечение формы от материи и через связь с ней. Однако чувства не исходят только от желания, как разум, они нуждаются в движущей силе и в по­мощи средств, передающих образы, а разум познает собственной сущностью и постигает сам себя, когда только пожелает. Поэтому чувственное познание считается силой пассивной, а разум — активной. Но разум в действии есть не что иное, как представле­ния разума46, абстрагированные потенциальным ра­зумом, поэтому следует сказать, что разум в дейст­вии есть познающий и познаваемое одновременно. Одно из отличительных свойств интеллекта — его способность единения множеств и нахождения мно­жеств в едином с помощью индукции и дедукции. Хотя логическая деятельность разума происходит во времени, он делает выводы вне зависимости от времени. Сущность разума вне времени.

Когда ра­зумная душа обращается к наукам, она называется разумом изучающим, когда же она овладевает жи­вотными силами — это называется управлением или действенным разумом. Есть люди, у которых изуча­ющий разум достигает единства с общим разумом. На этой возвышенной ступени нет необходимости в логическом изучении и в усилиях, с ним связан­ных, ибо действует озарение или пророчество, и свойство разумной души называется тогда Освященностью, а постижение — Духом Освященности. Что душа — субстанция, а не тело и не акцидент, доказывается тем, что она, будучи формой тела, не разделяется на части ни в своей субстанции, как раз­деляется тело, ни в акцидентах, как разделяются ак-циденты с разделением их носителя — ведь цвет, запах, вкус, тепло и холод разделяются с разделением их носителя, хотя и не разделяются в своей сущно­сти. В познании форма есть не что иное, как понятие. Понятие "человек" неделимо, ведь нельзя предста­вить себе полчеловека или часть его как человека, а часть тела можно мыслить как тело и часть цвета — как цвет; и даже самое цвет и тело как объекты по­знания невозможно мыслить резделенными, ибо о половине цвета нельзя говорить как о понятии "цвет", а о половине тела как о понятии "тело", так же как мы говорим об ощутимых половине цвета и половине тела, подразумевая целое. Но мы не гово­рим: "половина говорящей души Реувена", хотя можно сказать "половина его тела", ибо разумная душа вне пространственных ограничений, в ней нельзя различить направление или его указать. И так как душа не есть тело или акцидент, существую­щий в теле или в нем возникающий, и существова­ние ее явно лишь в происходящей от нее деятельно­сти, нам не остается ничего иного, как признать ее самостоятельно существующей сущностью. Описать же можно ее только путем сравнения с ангельскими и б-жественными сущностями. Первые ее орудия -духовные формы, они возникают вместо образов, полученных в результате деятельности животной ду­ши с помощью силы воображения, которые нахо­дятся в середине мозга. Эти образы становятся фор­мами мысли, когда ими овладевает разумная душа, и объединяет их, и разделяет, что приводит к выво­дам, пригодным для изучения. До того образы были лишь в воображении, ибо ими владела сила предпо­ложения, как это бывает у детей, животных и у лю­дей, склад души которых изменился из-за болезни. Когда человеческая душа действует с помощью та­ких искаженных образов, объединяет их и разделя­ет для того, чтобы составить определенное сужде­ние, оно получается искаженным и частично или полностью подобно бреду душевнобольного. Дру­гое доказательство того, что душа существует от­дельно от тела и от него независима: тогда как ма­териальные органы чувств становятся слабее от сильного восприятия — глаз от сильного солнца, ухо от сильного шума, говорящая душа становится сильнее от великого постижения. И еще: тело ста­реет, душа нет. С пятидесяти лет душа сильнее, а тело начинает разрушаться. И еще: действия тела количественно ограничены, а действия души бесчис­ленны — ведь нет предела формам геометрии, мате­матики и логики, количество их бесконечно. Суще­ствование отдельной от всего материального интел­лектуальной субстанции, относящейся к душе, как свет к зрению, и соединение души с этой субстанци­ей после ее отделения от тела доказуемы тем, что душа не постигает того, что она постигает на осно­вании опыта, ибо о том, что постигается опытом, не может решать суждение. Мы не можем решить, что люди не двигают ушами, так же как мы решаем, что каждый человек чувствует, а все чувствующие -живые существа, а всякое живое существо есть сущ­ность, что целое больше части и тому подобные пер­вичные суждения. Наша вера в эти истины не опира­ется на изучение, ведь в противном случае мы должны были бы изучать до бесконечности. Таким образом, в говорящей душе есть нечто от действия б-жественной Эманации, с ней соединенной.
 Если бы общая разумная форма не была включена в эту Эманацию, она не могла бы соединить Ее с природой говорящей души, но все, в чью сущность включена разумная форма, не есть вещественная  сущ­ность.  
Категория: Егуда А-Леви "КУЗАРИ" | Добавил: cipocapa (2009.12.06)
Просмотров: 761 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: