Среда, 2024.07.17, 13:11

Клайпедская Еврейская Религиозная Община

Толдот.ру — о евреях понятным языком
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » Статьи » Библиотека "Пиркей АВОТ" = Еврейская МУДРОСТЬ » Егуда А-Леви "КУЗАРИ"

Йегуда Ибн ГаЛеви "Кузари" ---------- на русском языке (глава IV (часть 3))
Сказал К у з а р и: Мне уже ясна разница между Именем Элоким и Именем Гавайе, и я по­нял, чем отличается Б-г Авраама от бога Аристоте­ля. К Гавайе стремятся души под влиянием внут­реннего чувства и пророческих видений, а к Элоким склоняется логическое суждение. Кто постигнет Его чувством, способен душу отдать этой любви и умереть за нее. А логическое суждение лишь приводит к мысли, что следует превозносить Его постольку, поскольку это нам не вредит и не приносит страда­ний. Нет ничего удивительного, что Аристотель сме­ется над ритуалом, ведь он сомневается в том, знает ли Б-г о поступках людей.

Сказал р а б б и: Авраам прошел через мно­гие испытания: сначала в Ур Касдим, затем он должен был уйти из своей страны, совершить об­резание, изгнать Исмаила, связать Исаака, чтобы принести его в жертву. И он выдержал все, так как постиг Б-жественное влияние через ощущение, а не логически. Он видел, что ничто от Б-га не скрыто в каждом из Его творений, видел, что Он немедленно вознаграждает его за праведные дела и указывает ему праведный путь во всем — и Ав­раам все делал в полном соответствии с тем, что ему говорил Всевышний. Мог ли он не смеяться над своими прежними мыслями? Мудрецы объясняют слова Торы: "И вывел его наружу" -Он сказал ему: выйди из этого, оставь свою астро­логию, то есть повелел покончить с философствова­нием о звездах и прочих подобных вещах и цели­ком отдаться служению Тому, к Кому он пришел через внутреннее ощущение, как сказано: "Вку­сите и увидите, что благ Всевышний". Всевышний назван Б-гом Израиля потому, что внутреннее чувство, ведущее к Нему, не было присуще другим народам. Он назван Б-гом земли потому, что земля Израиля, ее воздух, почва и небо обладают особыми свойствами, которые при исполнении оп­ределенных условий способствуют пророческому постижению. Но чтобы достичь этой ступени, нужны усилия, напоминающие обработку земли ради хоро­шего роста растений. Все, кто идет путями Б-жест-венного учения, привержены обладающим пророче­ским видением, и души их находят успокоение. Они с полной верой следуют за пророками, несмотря на то что слова их просты, а образы говорят больше воображению, чем разуму, но не найти душе того покоя в учении философов, хотя их язык красивее, сочинения логически стройны, а доказательства убе­дительны, и все же большинство людей за ними не следует, ибо душа чувствует истину, как сказа­но : "Ощутимы слова истины".

Сказал   К у з а р и:   Я вижу, ты порицаешь философов, а то, что ты им приписываешь, противо­речит известному всем: ведь если кто-нибудь начи­нает жить в уединении, о нем говорят, что он стал философом или следует учению философов, а ты не признаешь за ними никаких добрых поступков.

Сказал р а б б и: Я говорю лишь, в чем осно­ва их веры Согласно ей, цель и совершенство чело­века только в занятии наукой, в постижении разу­мом всего, что постигаемо потенциальным разумом, который   тем  самым  становится  реальным,  а за­тем — разумом эманированным, близким к Актив­ному Интеллекту. Только тогда — по мнению фило­софов — человеку обеспечено бессмертие. Этого он может достичь, всю жизнь посвятив науке и интел­лектуальному подвижничеству, что невозможно со­четать с повседневными делами, поэтому философы отрекаются от богатства, славы и семейных радостей — от всего, что мешает ученым занятиям. Ко­гда человек достигает совершенства, он может не заботиться о своих поступках. Ведь философы не думают о вознаграждении и не считают, что если бы они грабили или убивали, то были бы за это наказа­ны. Они лишь рекомендуют добро и предостерегают от зла, ибо это путь к совершенству и уподоблению Творцу, который создал мир хорошо устроенным. Поэтому они устанавливают моральные нормы, диктуемые разумом, но эти нормы их не обязывают, и в случае необходимости можно ими поступиться. Тора же допускает обусловленность не в законах, а только в обычаях, и законы определяют, что об­условлено, а что нет.

Сказал   К у з а р и:   Погас тот свет, о кото­ром ты говоришь, и трудно допустить, что можно еще его увидеть, он потерян, и нет надежды на его возвращение.

Сказал   р а б б и:   Свет этот кажется погас­шим только тому, кто не хочет взглянуть на нас от­крытыми глазами. И из того, что мы унижены, бед­ны и рассеяны, он заключает, что свет наш погас, а из величия других и их власти над нами он заключа­ет, что свет — у них.

Сказал   К у з а р и:   Я исхожу не из этого. Ибо я вижу две несовпадающие религии, и обе про­цветают. А ведь не может быть, чтобы истина нахо­дилась   на   двух   противоположных   концах,   она должна быть на одном из них или ни на одном. Ты мне уже объяснил слова: "Вот умудрится слуга
Мой". Это значит, что унижение и бедность связаны с Б-жественным влиянием больше, чем слава и по­чет. Это признано также и этими двумя религиями. Христиане гордятся не королями, и не рыцарями, и не обладателями богатств, а теми, кто пошли за основателем их религии в тот долгий период, когда они были еще немногочисленны. Эти люди подвер­гались изгнанию, должны были скрываться, а те, кого находили, обрекались на смерть. Все они тер­пели за свою веру страшные мучения и позор, пре­небрегали опасностью для жизни. Именно ими гор­дятся христиане, и места, где они жили и погибли, теперь почитаются, и именами замученных, на­зывают христиане свои места молитвы. Точно так же и помощники основателя ислама терпели вели­кий позор, пока не укрепились, и ими гордятся му­сульмане, их унижением и смертью за веру, — не богатыми и высокопоставленными, а теми, кто но­сил лохмотья и не досыта ел ячменный хлеб. Они все это терпели, полностью отрешившись от дел это­го мира и в совершенной приверженности к Б-гу. Если бы я видел, что евреи делают то же ради Все­вышнего, я бы считал, что они выше царей дома Давида, ведь я помню, как ты меня учил, что свет Б-га озаряет только души смиренных, как сказано, что Он обитает "с тем, кто сокрушен и смирен духом".

Сказал р а б б и: Ты прав, упрекая нас в этом, мы терпим изгнание, и все наши страдания нам не помогают. Однако я думаю о высокопостав­ленных среди нас, они могли бы одним словом из­бавиться от нашей доли, стать свободными и властвовать над нашими угнетателями, но они этого но делают, не желая изменить своей вере. Ведь одной этой жертвы достаточно, чтобы искупить очень мно­гое. А если бы было то, о чем ты говоришь, мы бы не оставались так долго в этом положении. Есть у Всевышнего особая, мудрая тайна в том, что Он держит нас в изгнании, подобная мудрости, види­мой в зерне. Зерно попадает в землю, подвергается изменениям, и, казалось бы, обращается в прах, во­ду и грязь, и будто не осталось и следа от прежнего зернышка. Но затем оказывается, что зерно это из­менило прах и воду так, что они стали его собствен­ным естеством. Оно изменяет их ступень за сту­пенью, пока не утончатся элементы и не станут по­добными ему, и тогда оно воспроизведет кожицу, листья и прочее, и наконец зерно очищается и может принять б-жественное действие и форму первого зерна, и оно становится деревом, дающим плоды, подобные тем, из которых оно выросло. Таково учение Моисея. Всякая религия, черпающая из него, в основе своей ему уподобляется, хотя и кажется, что она его отвергает. Религия — лишь подготовка к приходу ожидаемого нами Машиаха. Он плод, и в конце времен, когда все его признают, все ста­нут такими плодами, и будет дерево одно. Тогда превознесут и оценят тот корень, который прежде поносили, как сказано в стихе: "Вот умудрится слу­га Мой". Не смотри на то, что эти народы избегают идолопоклонства и стараются верить в единого Б-га, ты за это их не хвали. Пусть тебе не кажутся евреи в период царства Израильского более ничтож­ными оттого, что они склонялись к почитанию идо­лов. Вместо этого посмотри, как самые великие среди последователей тех религий склоняются к не-верию в Провидение и распространяют его в народе, и даже сочинили стихотворения, которые стали всем известны и всеми читались, а в них они заявля­ют, что нет Правителя над людьми, нет Вознаграж­дающего добрых и Карающего злых. Такого не бы­ло у евреев никогда. Были в нашем народе люди, верившие в то, что идолы и духовная сущность звезд могут принести им благословение, ибо в те времена многие верили, что такого рода культы приносят пользу и удачу. Но в остальном они не отступали от веры и все заповеди ее исполняли, а если бы это было не так, то разве не могли они пе­рейти в веру тех народов, которые их изгнали из страны и увели в плен? Даже самые известные из не­верующих -- Менаше и Цидкиагу — не пожелали отказаться от веры Израиля. И если они жаждали достичь побед над врагами и богатства с помощью сил, которые считали очень действенными, хотя Б-г запретил к ним обращаться, то и в наше время мы поддались бы этому искушению, если бы и те­перь считали их столь же действенными. Ты видишь, что и сейчас мы обращаемся к таким глупостям, как астрология, заговоры, амулеты и всякие ри­туалы, назначение которых обращать вспять приро­ду, хотя Тора нам велит избегать этого.

Сказал  К у з а р и: Теперь я хочу узнать, что сохранилось от естественных наук, которые у вас были.

Сказал   р а б б и:   Из древнейших знаний о природе есть у нас книга "Сефер иецира", написанная нашим праотцем  Авраамом . В книге этой излагаются глубокие истины, а комментарий к ней очень пространен.  В ней показано, как единствен­ность и власть Б-га проявляются в сущих, которые, с одной стороны, многочисленны и разнообразны, а с другой — есть в них единство и взаимосочетание, и истоки этого в Едином, всему дающем строй и по­рядок.   И это проистекает от  трех  категорий: сфар, сипур и сефер. Сфар показывает меру и стро­ение вещей, которые должны быть сотворены, ибо только с помощью чисел образуется каждое тело так, что оно устроено хорошо, и все его части нахо­дятся в таких соотношениях, чтобы тело это соот­ветствовало цели, для которой оно предназначено. Таким образом, меры площади, сухости, влажности и  веса, а также соразмерность движений и строй музыки - - все основано на исчислении,  и это -сфар. Ведь и строитель не построит дома, если нет до того в его душе рисунка этого дома. Сипур -речь, но речь б-жественная,  "глас речений живого Б-га".   От этого речения зависит форма и свойст­ва всякого творения, возникающего при этом рече­нии так,  что в тот момент, когда сказано : "Да будет свет", "Да будет небосвод", слово и дейст­вие одновременны. А действие — это сефер, то есть письмо, ибо письмо Всевышнего — Его творения, речь Всевышнего — Его письмо, исчисление Всевыш­него — Его речение. И таким образом по отношению к Всевышнему сфар, сипур и сефер — одно. Однако по отношению к человеку это три разные катего­рии, ибо человек мыслит разумом, говорит устами и рукой записывает свою речь, дабы указать тремя этими действиями на какое-либо из созданий Творца. Мысль человека, его письмо и речь — символы вещей,  не  раскрывающие  их  сущности. А мысль Всевышнего, Его речения и письмо — сама сущность вещей. Это подобно ткачу шелковых тканей, кото­рому достаточно мысленно представить себе свою работу, — и шелк тут же ему повинуется. В нем об­разуются краски, какие он себе представил, они об­разуют рисунки, которые он хотел создать, и так будет соткана ткань по велению ткача и по его ри­сунку. Если бы мы могли лишь произнести слово "человек" или, нарисовав очертания его тела, соз­дать этим такого же человека, мы бы обладали теми возможностями,  какими  обладает речь  Творца и Его письмо, и были бы творцами. Отчасти это напо­минает наша  способность  мысленных представле­ний. Некоторые языки и виды письменности имеют преимущество перед другими: иногда названия ве­щей в них отвечают свойствам названного, иногда же они совсем не передают сути вещей. Но б-жест-венньй язык, которым Б-г сотворил мир, которо­му  он научил Адама и который Он запечатлел в устах его и в сердце, несомненно совершеннейший из языков, и названия вещей в нем наиболее соот­ветствуют названному : "И как назовет Адам жи­вое существо, так имя его", то есть название соот­ветствует названному и говорит о его природе. В этом преимущество священного языка, и даже ангелы воспринимают его лучше всякого другого. Не  удивляйся поэтому,  когда ты узнаешь, что в еврейском письме форма букв не случайна и в каж­дую букву вложен смысл. Священные Имена Б-га в сочетаниях букв, которые им подобны, при речи обладают способностью воздействия — ведь и речи и письму предшествует суждение, то есть мысль чистой души, подобной ангельской. Таким образом, эти "три книги" — сфар, сипур и сефер — объединя­ются в одно, и тем самым мыслимое обретает суще­ствование, как оно было мыслимо обладателем чис­той души и как он это произнес или написал. Поэто­му автор книги "Сефер иецира" говорите Всевыш­нем, благословен Он: "Сотворил Он Свой мир тремя книгами: сфар, сипур и сефер — все они од­но во Всевышнем, благословен Он, и это одно -источник "тридцати двух чудесных путей мудро­сти", они же - "десять сефирот и двадцать две буквы". Этим показано, что творения при своем возникновении разнятся по количеству и по каче­ству. Количество — это число, а тайна числа — в десяти, как сказано там же: "Десять сефирот бессушностных — десять, а не девять, десять, а не одиннадцать". Великая тайна в том, что исчисление основано именно на десяти, а не на большем или меньшем числе. И далее о том же: "Понимай в мудрости и умудряйся в разумении, испытывай их и исследуй, знай, мысли и остерегайся, и достигни ясности, и мыслью помести Творца, где следует, —а атрибутов десять, которым нет конца". А затем автор объясняет многообразие, зависимое от каче­ства. Он делит двадцать две буквы на три поряд­ка : "три матери и семь двойных, и двенадцать простых" и объясняет: "три матери — אמש — вели­кая тайна, дивная и сокровенная, от нее исходят воздух, вода, огонь, которыми все сотворено". Он сравнивает отношения этих букв с отношениями, существующими в мире большом и в малом мире, в человеке, и с временными отношениями и называет их: "верные свидетели: мир, душа, год". И учит, что во всех них тот же порядок, и порядок этот исходит от Одного, установившего его, да бу­дет Он превознесен! Ведь если сущие столь разны и раздельны, причина этого в разных слагающих их веществах: одни из них высшего, другие низшего порядка, одни мутные, другие прозрачные, но со стороны Дающего форму и свойства, Творящего и Упорядочивающего все — одна мудрость и Провиде ние, соразмеренное и действующее в соответствии с единым порядком, которьй есть в большом мире, в человеке и в строе сфер. Потому он говорит» что все три - "верные свидетели" единства Всевышне­го. И распределил их примерно так:


Категория: Егуда А-Леви "КУЗАРИ" | Добавил: cipocapa (2009.12.03)
Просмотров: 596 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: