Среда, 2024.07.17, 13:03

Клайпедская Еврейская Религиозная Община

Толдот.ру — о евреях понятным языком
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » Статьи » Библиотека "Пиркей АВОТ" = Еврейская МУДРОСТЬ » Егуда А-Леви "КУЗАРИ"

Йегуда Ибн ГаЛеви "Кузари" ---------- на русском языке (глава III (часть 5))
Сказал   К у з а р и:    Так можно прожить счастливую жизнь, и умереть счастливой смертью, и  продолжить  вечную  жизнь  в  постоянном бла­женстве.

Сказал рабби:  Затем было другое поколе­ние: рабби Меир, рабби Иегуда, рабби Носи, рабби Шимон бен Азай, рабби Ханина бен Терадион и их товарищи. А потом -- Рабби, тот, кого называют святым Рабби, и это рабби Иегуда Ганаси, а вместе с ним — рабби Натан и рабби Иегошуа бен Карха и многие другие, авторы Мишны,  называемые таннаями,   а за ними  последовали амораи — авторы Гемары.
В 530 году от начала правления Александра Ма­кедонского Рабби собрал и записал Мишну — через сто пятьдесят лет после разрушения второго Храма и через пятьсот тридцать лет после того, как прекратилось пророчество. В Мишне собрано все, что мы помнили, но лишь немногое из слов и деяний самих таннаев. Как и к Торе, к ней относились с той же тщательностью, когда собирали ее разделы, главы и законы. Точность определений законов в Мишне не позволяет допустить, что Мудрецы действовали по соглашению, передавая традицию. Древнееврей­ский язык в Мишне красив и чист, в нем много не почерпнутого из Писания. И по лаконичности Мишны, простоте ее слога и стройности в расположении тем, удобном при пользовании и изучении трактуе­мых вопросов, а также по ясности выводов, не оставляющей места сомнению или ошибке, каждый, кто видит оком истины, поймет, что создать подоб­ное можно только с помощью Б-га. Пренебречь ею может лишь тот, кто не понял ее или не занимался ее изучением, а еще хуже — не читал. Такой человек слышал кое-что из изречений Мудрецов, когда их цитировали перед толпой, и все, что решил о них, — случайно и неполноценно;   так бывает, когда кто-либо поспешно судит о другом, лишь встретив его, не присмотревшись к нему, не побыв в его общест­ве достаточно времени. Насколько учение Мудрецов целиком основывалось на учении пророков, можно судить по известным словам рабби Нахума: "Ска­зал рабби Нахум-переписчик : Я принял от раб­би из Яши, а он принял от дуумвиров*, а они от пророков приняли закон, полученный Моисеем на Синае . Остерегались также Мудрецы принимать мнение, высказанное одним, и поэтому один из них, умирая,  сказал своему  сыну:   "Сын,  откажись от сорока вещей, которым я тебя учил". Сказал ему сын: "А почему ты не отказался от них?" Сказал он ему:  "Я слышал это от многих, и они слышали от многих, я бьет тверд в том, что принял, и они были в этом тверды. Но ты слышал лишь от одного. Луч­ше будет, если ты откажешься от слов одного и при­мешь слова многих". Все это — капля в море среди множества доказательств истинности традиции, запи­санной в Мишне. Что же касается законов, передан­ных традицией и собранных в Гемаре, потребуется много времени, если я начну говорить о них, и о принявших эту традицию, и об их методах, и об их учении, и об агадах, которые они приводят. Многое, что сегодня звучит необьино, в то время было обще­принято и хорошо.

Сказал  К у з а р и:   Но я нахожу в их словах противоречащее тому, что ты о них рассказываешь Так, например, они объясняют некоторые выраже­ния из  Торы такими приемами, которые логика принять не может. Душа и сердце говорят, что смысл этих выражений не тот, какой им придают Мудрецы в некоторых законах или в объяснениях к ним. И агады и истории, которые они рассказывают, ра­зум принять не может.

Сказал рабби: А обратил ли ты внимание на тонкость и точность их объяснения Мишны и Ба-райты** ? И как они умеют глубоко исследовать написанное и выявлять в нем истину, не прибавляя и не убавляя слов, а тем более не изменяя смысла.

*   Сангедрин  возглавляли  два дуумвира.  Один назывался носи, а другой — ав бет дин.
**   Барайта — учение таннаев, которое не вошло в Мишну, но приводится в Гемаре.


Сказал   К у з а р и: Я знаю, что они достиг­ли совершенства в искусстве доказательства, одна­ко это — доказательства, которые по своей природе не поддаются опровержению.
Сказал р а б б и:  Можно ли себе представить, что тот, кто достиг такой точности мысли, не пони­мает в Торе того, что знаем мы?

Сказал   К у з а р и:   Это невозможно. Одно из двух: или мы не знаем, как комментировать То­ру, или же толкование Закона и Торы было различ­ным. Но второе невозможно. Их комментарии ред­ко   кажутся  нам  логичными,   соответствующими буквальному смыслу написанного, а с другой сто­роны, мы не найдем ни одного объяснения Закона, которое бы не отличалось предельной логической точностью.

Сказал   р а б б и:   Рассмотрим другие воз­можности. Вероятно, они владели переданным по традиции и неизвестным нам тайным знанием, как пользоваться "тринадцатью правилами толкования Торы", или же они пользовались для объяснения написанного в Торе методом, который они называ­ли асмахта и который заключался в том, что нахо­дили символ, соответствующий известному из тра­диции. Так, они объяснили стих   "И повелел Все­вышний  Б-г   (Гавайе  Элоким)   человеку,  сказав: <С любого дерева в саду ты будешь есть>" как косвенное  указание  на семь  заповедей,  которые обязывают сыновей Ноя :  "повелел"   - законы, "Гавайе" — благословение Б-га, "Элоким" — идолопоклонство,  "человеку" — пролитие крови,  "ска­зав" — прелюбодеяние, "с любого дерева в саду" — грабеж, "будешь есть" - запрещение есть часть, от­резанную от живого животного. В народе принято, что семь заповедей сыновей Ноя основаны на слова-вах этого стиха Торы, который служит схемой, об­легчающей запоминание этих заповедей. А может быть, они пользовались при интерпретации обоими методами одновременно, или же существовал еще другой, неизвестный нам метод. Мы можем на них полагаться, так как нам известна их мудрость, пра­ведность и усердие;  и их многочисленность исклю­чает возможность того, что они сговорились между собой. Сомнению следует подвергнуть не их выска­зывания, а наше понимание этих высказываний. Так мы поступаем всегда, если нам что-либо кажется непонятным при изучении Торы: трудность понима­ния мы связываем только с собственной духовной ограниченностью.   Что же  касается повествований агады, то они часто служат примером, поясняющим и подчеркивающим некоторые истины. Так, напри­мер, в Мидраше сказано  "Когда Властитель ми­ра спустился в Египет", чтобы подчеркнуть то, что исход из Египта действительно произошел по воле Б-га, благословен Он, а не по воле случая, или вслед­ствие усилия людей, или под влиянием астральных духовных сил, ангелов или злых духов, или по лю­бой другой причине, какую может себе представить человеческое  воображение.   Такие  повествования обычно   сопровождаются  словом   --כביכול--- (как   если бы). И они приводятся не в Талмуде, а в некоторых частях Мидраша, однако всегда, где бы ты их ни на­шел, они должны пониматься лишь как отдаленно подобное происходившему действительно. Так и Михайгу сказал Ахаву : "Я видел Всевышнего, сидящего на троне... И сказал Всевышний:<<Kто соблазнит Ахава да восстанет>>... и вышел дух" и до конца, как там написано. Все это он рассказал, дабы убедить Ахава в том, что он доверяется лжепророкам, как сказано далее
Вот дал Всевышний дух лжи в уста всех этих твоих пророков". Остальное написанное там служит лишь красноречи­вым введением, чтобы подкрепить истинность ска­занного. Есть рассказы, повествующие о видении духовного. Не удивительно, что праведники видели духовные образы. Часть из них возникала в вообра­жении, потому что чисты были и мысли и предмет мышления, а часть соответствовала действительно­сти, существующей вне мысли, как образы, виден­ные пророками. Подобен тому и голос с неба, кото­рый слышали постоянно во времена второго Хра­ма . Эта ступень ниже, чем пророческие видения и Б-жественная Речь. И не удивляйся тому, что сказял рабби Ишмаэль: "Я слышал голос с неба, воркую­щий как голубь". И подобные им слова. Ибо из то­го, что видели и Моисей и Элиягу, мир им, ясно, что это возможно, и когда имеется у нас достоверная традиция, следует ей верить. Что же касается ска­занного: "Горе Мне, ибо Я разрушил Свое жили­ще'' — это следует понимать так же, как слова: "И раскаялся Всевышний... и сожалел в сердце Своем". Некоторые из этих образов относятся к тайнам Мудрости, которые не раскрывали, пото­му что большинству людей нет от этого пользы, и скрытое в этих образах ищут и изучают избранные, те, кто достойны познания этих тайн и лишь послетого, как дойдут до них. Таким может оказаться только один в поколении или в нескольких поколениях. Есть и другие образы, которые кажутся неправдоподобными, но смысл их раскрывается при недолгом размышлении. Как сказанное: "Семь вещей были созданы до сотворения мира: Сад Эде­ма, Тора, праведники, народ Израиля, Трон Славы, Иерусалим и Мащиах, сын Давида". И это подобно тому, что сказали Мудрецы: "Конец действия — и начале мысли". И так как конечной целью в мудрости сотворения мира является Тора, ибо она сама мудрость, и носители ее — праведники, и голько среди них может быть Трон Славы, а правед­ники поистине могут быть лишь среди избранных, и это — народ Израиля, и есть лишь одно предназ­наченное для него и достойное его место — Иеруса­лим, а народ этот объединит и поведет тот, кто стоит на самой высокой ступени — Машиах, сын Давида, и конечная цель всех этих сущностей — Иерусалим, Сад Эдема, потому справедливо, чтобы все это в потенции было создано еще до сотворения мира. Еще менее понятны слова Мудрецов о том, что "десять вещей сотворены в сумерки: пасть земли, пасть источника, пасть ослицы"*. И это для того, чтобы привести в согласие Тору и природу. Ведь природа — установленный ход явлений, а то, о чем говорит Тора, приводит к его изменениям. И гармония явлений природы достигается тем, что эти изменения заложены в самой природе, так как они существовали в Изначальном Желании и обус­ловлены при сотворении всех вещей в шесть дней Творения. И не утаю от тебя, хазарский царь, что есть в Гемаре места, которые я не могу тебе в до­статочной мере объяснить, а также не могу пока­зать, как их смысл сочетается со смыслом тех во­просов, в связи с которыми они приводятся. Эти ме­ста введены  в   Гемару учениками, следовавшими правилу, которое было у них: "Даже беседа Мудре­цов требует изучений". Они упорно остерегались говорить то, чего не слышали от своих учителей, а также старались говорить абсолютно все, что слыша­ли от них, и то, что слышали, передавали точно так, как это сказали учителя, даже если их слов не по­нимали.   В  таком случае они говорили:  "Так мы слышали и приняли, и рабби, может быть, вложил в эти слова смысл, который ускользнул от нас". В таком виде нам переданы слова Мудрецов, а мы пренебрегаем ими, ибо не понимаем их смысла. Но все  это не касается вопросов определения запре­щенного и дозволенного Торой, и поэтому мы не станем рассматривать эти случаи. Наше сочинение никак не будет тем умалено, если мы ограничимся лишь  приведенными  выше методами объяснений.

* Чудесные явления: пасть земли, поглотившая Кораха, пасть источника Мириам, пасть ослицы Билаама.


Сказал К у з а р и: Ты усладил мою душу и укрепил во мне веру в традицию. А теперь я хотел бы, чтобы ты дал мне попробовать вкус их мудро­сти. И прежде всего объясни мне более подробно имена Б-га, благословен Он, и то, что ты уже объяс­нил раньше, расширь с Б-жьей помощью.

С помощью Всевышнего завершена третья глава
Категория: Егуда А-Леви "КУЗАРИ" | Добавил: cipocapa (2009.12.01)
Просмотров: 660 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: