Среда, 2024.07.17, 12:48

Клайпедская Еврейская Религиозная Община

Толдот.ру — о евреях понятным языком
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » Статьи » Библиотека "Пиркей АВОТ" = Еврейская МУДРОСТЬ » Егуда А-Леви "КУЗАРИ"

Йегуда Ибн ГаЛеви "Кузари" ---------- на русском языке (глава III (часть 4))
Сказал   р а б б и:  Сохрани Б-г, чтобы согла­сились все эти б-гобоязненные и мудрые учителя развязать   связанное   Торой.   Но  они  говорят
 "Воздвигайте ограду для Торы". И одна из этих оград — запрещение выносить из частного владения и вносить в общественное, и наоборот, что не запре­щено  Торой.*   Возведя  ограду-запрет,  они  затем облегчили его разрешением для того, чтобы не ста­ло тяжким усердие в исполнении Торы и чтобы, исполняя ее, люди могли удобно и легко совершать все нужное им, но в границах разрешенного. Это и достигается с помощью эрува. Так проводится четкая граница между тем, что дозволено, что запре­щено и что является оградой к запрету Торы.

Сказал Кузари:  Этого мне достаточно. Но я все еще не понимаю, каким образом возведение эрува может соединить владения двух видов в одно.

Сказал   р а б б и:  В таком случае ты подвер­гаешь сомнению действенность законов Торы вооб­ще. Как ты думаешь, возможен ли переход имуще­ства, денег или рабов    к новому владельцу путем

* Тора запрещает переносить в субботу, а деление на владе­ния и запрет переносить из одного владения в другое уста­новлены Мудрецами.


передачи ему права на владение или по завещанию? Возможно ли разрешение жениться на женщине, же­ниться на которой этому человеку было запрещено, или запрещение жениться на той, на которой до того разрешалось жениться, если произнесены слова: "Вот ты мне посвящена", или, после того как ей не разрешалось выйти замуж, объявление ее свобод­ной словами: "Запишите, и поставьте печать, и дайте ей развод"; и все написанное в книге "Ваикра" о том, что зависит от действия или от слова священ­ника — как существование проказы одежды и дома зависит от того, что объявит священник: "чистый или нечистью"; и Храм в пустыне стал освященным лишь после воздвижения его Моисеем и помазания маслом; и на священниках освященность почила лишь в силу жертв семи дней освящения, упол­номочивших их на служение, и обряда возно­шения, и на левитах — в силу очищения и возно­шения. Нечистых очищали кропильной водой, в которой был пепел коровы, эзовом, червленой нитью и кедровым деревом, а для очищения дома нужны были две птицы. А для искупления грехов в Йом Кипур и для очищения Храма от нечистоты нужен был козел отпущения со всеми связанными с этим обрядами, а для того, чтобы благословить сынов Израиля, Аарон возносил руки и произносил: "Да благословит тебя Всевышний". Каждое из этих действий привлекало Б-жественное влияние. Ибо действия, предписываемые Торой, как и естествен­ные явления, предопределены Творцом, человек не может их избирать. Все сущее в природе, как ты видишь, складывается из тщательно соизмеренных четырех элементов. Малейшим изменением их соотношений достигается завершение нужной меры, и возникает соответствующая этому форма живого или растительного, и при каждом новом соотноше­нии элементов возникает соответствующая форма, и с малейшим изменением их соотношений она погиба­ет. Яйцо может быть повреждено из-за ничтожной случайности, избытка тепла или холода или в резуль­тате неосторожного движения, и не сможет из него образоваться цыпленок, но когда курица нагревает его в течение трех недель, в нем развивается цыпле­нок. Кто же может решать, какими должны быть действия, привлекающие Б-жественное влияние, если не сам Б-г? Так впали в заблуждение алхимики и заклинатели духов. Алхимики думали, что смогут взвесить природньй огонь на своих весах и таким образом получить все, что захотят, и изменить при­роду веществ так, как это делает в живых сущест­вах огонь естественного тепла, превращающий пищу в плоть, и в кровь, и в кости, и в другие части тела. Они трудились над тем, чтобы найти нечто подобное такому огню, и их ввели в заблуждение кое-какие случайные наблюдения, не основанные на их расче­тах, как то, что человек получает жизнь от внедре­ния семени в матку. А заклинатели духов, слышав­шие о том, что начиная от Адама и до сыновей Из­раиля жертвоприношения способствовали явлению б-жественных знамений, решили, что это результат поисков мысли и исследований и что пророки были великими мудрецами и открывали пути к чудесно­му с помощью логики. И они надеялись приурочить приношение жертв к определенному времени и со­четанию звезд, сопровождая его церемониями и курениями, согласно своим расчетам. Они и книги написали по астрологии и на иные темы, упоминать о которых запрещено. Эти составители заклинаний, услышав о том, что пророки что-либо говорили, а затем для них совершались чудеса, решили, что чу­деса вызваны их словами. Однако подражание не подобно врожденному свойству. Заповеди Торы сравнимы со сферой естественного: нельзя понять связанные с ними действия, и кажется, что нет в них пользы, пока ты не видишь их результатов, и тогда ты прославляешь Того, Кто их заповедал и наставил тебя в них, и заявляешь о своей вере в Него.
Точно так же, если бы ты никогда не слышал о совокуплении, не знал о нем и не знал о том, что им порождается, и увидел бы, что нуждаешься в са­мом уродливом из женских органов, хотя и знаешь, как ничтожно общение с женщиной и что подчине­ние ей — один из недостатков, ты удивился бы и сказал, что эти движения — несообразность и безу­мие, пока не увидел бы подобного тебе, рожденного женщиной, и тогда, увидев это, ты решишь, что по­мог его сотворению и что Творец так тебя устроил для заселения мира. Действия, предписываемые То­рой, рассчитаны Б-гом. Ты режешь овцу и пачкаешь­ся ее кровью, снимая ее шкуру, обмывая внутрен­ности, и выполаскивая их, и разрезая на части тушу, и кропишь ее кровью, и складываешь дрова для жертвы, и зажигаешь огонь — и если бы все это не было заповедано Б-гом, ты бы смеялся над этими действиями и думал, что они удаляют от Него, а не приближают к Нему. Но когда ты завершишь все это, как надлежит, и увидишь огонь, или обнару­жишь в себе иной дух, какого не было в тебе обыч­но, или увидишь вещие сны, или то, что выше познаваемого человеком, ты узнаешь, что это — резуль­тат действий, которые ты совершил, и великое Влияние, которому ты стал привержен и достиг Его. И если тебе суждено умереть после того, как ты стал Ему привержен, не заботься о том, ибо смерть — это лишь кончина тела, но душа, достигшая таких высот, не упадет и не отдалится от этой ступени. Близость к Б-гу достигается только через Им запо­веданное, а узнать, что Им заповедано, можно толь­ко через пророчество, а не логическим путем и не на основании выводов мысли, и нет иной близости, как только через традицию и верность ей. Передав­шие нам заповеди не были одиночками, их было много, и были они великими мудрецами, приняв­шими традицию от пророков. Но если бы даже бы­ли только священники, левиты и семьдесят старцев, то ведь и их преемственность от Моисея никогда не прерывалась.

Сказал   К у з а р и:   Я знаю только, что во времена второго Храма уже забыли Тору и не знали заповедь о шалашах Сукот, ее нашли записанной в Торе, а также закон о том, что сыновья Амона и Моава не должны быть приняты в общину Б-га. В обоих этих случаях сказано : "И нашли написан­ное в Торе". Это показывает, что преемственность была ими утрачена.

Сказал   р а б б и:   Если так, то сегодня мы мудрецы, больше них знающие, ибо мы считаем, что знаем всю Тору.

Сказал Кузари: Да, так я и говорю.

Сказал  р а б б и   Если бы мы были обязаны сегодня совершать жертвоприношения, разве знали бы мы, как резать жертвенное животное, в какой стороне Храма это делать и где принимать кровь, снимать шкуру, и разделять на части, и на сколько частей делить, и как приносить жертвы, и как кро­пить кровью, и как приносить дары и совершать воз­лияния, и какие псалмы читать при этом, и каким образом священники обязаны соблюдать святость, чистоту и намащение, и какими должны быть их одежды, и как они должны готовиться к служению, и как есть священную часть мяса, и в какое время, и в каком месте, и многое другое, о чем долго го­ворить.

Сказал К у з а р и: Мы можем это знать только от священника или от пророка.
Сказал   р а б б и:   А ты не подумал о том, как во времена второго Храма построили алтарь. Б-г помог им в воздвижении Храма, а затем в пост­ройке стены. Думаешь ли ты, что они совершали жертвоприношения без всякого порядка, как при­дется?

Сказал К у з а р и: Всесожжение может быть "всесожжением благоуханным", только если оно совершается с согласия Творца и в соответствии с Его предписанием, так как это закон, не завися­щий от допущений мысли. А тем более, что тогда были известны законы Йом Кипур, которые слож­нее законов о шалашах Сукот, и требуется порази­тельная осведомленность от того, кто обучает им.

Сказал р а б б и:  А тот, кто знает такие дета­ли Торы, может ли не знать законы о суке и запрет, касающийся сынов Амона и Моава?
Сказал  К у з а р и:   Если так, то почему же написано: "И нашли написанное в Торе"?

Сказал  р а б б и    Причина этого ясна. Писа­ние не намеревалось передавать тайное, в нем запи­сано лишь то, что было явным и известным всем. Оно не сообщает мудрость, полученную Иегошуа от Б-га и от Моисея, но описывает тот день, когда во­ды    Иордана   остановились,   когда   остановилось солнце и когда было совершено обрезание, — то, что было известно всему народу. Точно так же в расска­зах о Самсоне и Деборе, Гидеоне, Самуиле, Давиде и Соломоне ничего не говорится об их мудрости и об их усердии в том, чему учит Тора. В повествова­нии о Соломоне описываются пышные пиршества и великое богатство, но почти ничего не говорится о необыкновенной мудрости Соломона, кроме од­ного случая, когда к нему пришли две женщины дурного поведения, и об этом знали все. Но о том, как он проявил свою мудрость при встрече с царицей Савской, не упоминается, ибо писавший намеревался рассказать лишь о том, что было из­вестно всему народу, за что весь народ превозносил царя Соломона, но то особенное, за что его превоз­носили лишь немногие, не сохранилось, за исключе­нием кое-каких деталей. Сохранились также вели­колепные речи пророков, которые люди любили за­учивать наизусть за их содержание и потому, что язык их был очень чист и красив. И об Эзре и Нехемии написано только то, что всем было известно. О дне постройки шалашей Сукот знали все, ибо в этот день народ собрался и поднялся в горы, чтобы на­брать ветвей оливы, мирты, пальмы и ивы. Слова "И нашли написанное в Торе" означают, что народ услышал об этом и начал строить шалаши. Но от­дельные люди не забыли ни одной заповеди, ни такой, за которую следует легкое наказание, ни тем более такой, за которую наказание очень велико. И поэтому в Писании выделен этот день, как и тот день, когда жены, аммонитянки и моавитянки, бы­ли изгнаны, потому что велик был тот день, когда мужья развелись с женами, матерями своих детей, это было неимоверно тяжело. Я не могу себе представить, чтобы какой-нибудь другой народ взял бы на себя такое служение своему богу, это мог только избранный народ, и чтобы увековечить тот день, сказано: "И нашли написанное в Торе", то есть когда прочли всем собравшимся эти слова: "Аммонитянин или моавитянин да не войдет", дви­нулся народ, и великое волнение было в тот день.

Сказал   К у з а р и: Я хочу, чтобы ты объяс­нил мне, как зародилась традиция и что свидетель­ствует об ее истинности.

Сказал  раб б и: Во времена второго Храма пророчество продолжалось сорок лет через старей­шин, которых поддерживала сила влияния Шехины, не прекращавшегося со времен  первого  Храма. Пророчество  приобретаемое   перестало   существо­вать вместе с отдалением Шехины, и на него надея­лись  только  в   исключительных  случаях и через великих, таких, как Авраам, Моисей, ожидаемый нами Машиах, Элиагу и подобные им, те, кто са­ми — обиталище Шехины. И когда они есть, живу­щие в их поколении могут достигнуть ступени про­рочества. При возвращении народа в страну были Хагай, Захария и другие. По прошествии сорока лет были Мудрецы, называемые Мужами Великого Соб­рания. Их было очень много. И они, вернувшись с Зрубавелем, приняли от пророков традицию, как сказали наши Мудрецы: "А пророки ее передали Мужам Великого Собрания". Затем было поколе­ние первосвященника Шимона-праведника и всех его последователей, учеников и товарищей. Затем был знаменитый Антигон из Сохо. Его ученики, Ца-док и Боэтус, положили начало неверию, и последо­вавших за ними называли садукеями и боэтусеями . Затем были Иосеф бен Иоезер, благочестивей­ший из священников, Иосеф бен  Иоханан и их товари­щи. О первом сказано: "С тех пор как умер Иосеф бен Иоезер, не стало гроздей виноградных", как написано: "И нет гроздей виноградных для еды", ибо никто не знал за ним греха с юности и по самую его смерть. Затем был Иегошуа бен Перахия, жизнь которого известна, и Нитай Арбели жил в то же вре­мя. Затем был Иегуда бен Табай и Шимон бен Шатах и их товарищи. В это время возникло учение караи­мов — после случившегося между Мудрецами и царем Янаем, который был священником. По­дозревали, что мать его недостойна была быть женой священника. Один из Мудрецов сказал, намекая на это: "Царь Янай, удовольствуйся царским венцом, оставь венец священничества семени Аарона". И тог­да друзья Яная настроили его против Мудрецов, советуя их посрамить, изгнать и умертвить. И сказал он им: "Если я погублю Мудрецов, у кого мы бу­дем учиться Торе?" Сказали они: "Есть же письмен­ная Тора. Кто хочет, пусть ее изучает, а об устной Торе можешь не заботиться". И он поверил им, послушался их и изгнал Мудрецов, а среди них Шимона бен Шатаха, который был его зятем. Тогда на короткое время влияние Законоучителей было по­колеблено. Те же пытались укрепить Учение, осно­вываясь на разуме и логике, но не смогли, и тогда вернули Шимона бен Шатаха и его товарищей из Александрии, а с ними возвратилась и традиция. Но караимы уже укоренили в людях отрицание устной Торы и склонность к произвольным суждениям, и делают они это по сей день, как ты видишь. Саду-кеи и боэтусеи — просто неверующие, отрицающие мир грядущий. Караимы же усердны в корнях ве­ры, но законы они выводят лишь с помощью логи­ки и таким образом часто вредят самим корням, не намеренно, а по своему невежеству. А затем были Шмайя и Авталион и их ученики Гилель и Шамай. Гилель, один из потомков Давида, был известен своей ученостью и скромностью и жил сто двад­цать лет. У него было несколько тысяч учеников, и о самых избранных из них сказали : "Восемьде­сят учеников было у старца Гилеля. Тридцать из них были достойны того, чтобы на них почила Шехи-на, тридцать были достойны заниматься расчетом високосных лет, а двадцать — средние. И самым великим из них был Ионатан бен Узиель, а самым ма­лым по учености был Иоханан бен Закай. Он изучил Пятикнижие, Мишну, Гемару, законы и агады*, и все толкования Мудрецов и ученых, и абсолютно все детали слов Торы, и ничего не оставил неизучен­ным. Сказали о нем, что он никогда в своей жизни не беседовал о чем-нибудь, не касавшемся Торы, дольше всех оставался в бет-мидраше, он не спал гам и не засыпал случайно, никогда не прошел даже четырех локтей, не изучая Тору и без тефиллин, и никто не видел его сидящим в безмолвии — он постоянно был занят толкованием Торы, лишь он сам преподавал своим ученикам и не сказал ни разу того, чего не слышал из уст своего учителя, и не сказал ни разу: пора уходить из бет-мидраша. Та­ким же был его ученик рабби Элиезер, во всем поступавший как он". Рабан Иоханан бен Закай жил сто двадцать лет, как и его учитель, и жил он в дни разрушения второго Храма. Одним из его учеников был рабби Элиезер бен Горкенос, автор известной книги "Пиркей д'рабби Элиезер" об из­мерениях небесных сфер и земли и о прочих глубо­ких вопросах астрономии. Учеником его был перво­священник рабби Ишмаэль бен Элиша, автор книг "Гехалот", Гакарат паним" и "Маасе меркава", ибо он познал тайное до такой степени, что был достоин ступени, близкой к пророческой. Он сказал: "Од­нажды я вошел, чтобы совершить курение, и увидел Акатриэля, Милосердного Б-га воинств". Одним из его учеников был рабби Иегошуа, и известно, что произошло между ним и рабаном Гамлиэлем. Его учениками были также рабби Носи и рабби Элазар бен Арах, о котором сказали:: "Если положить всех Мудрецов Израиля на одну чашу весов, а рабби Элазара бен Араха на другую, рабби Элазар бен Арах всех перевесит".

*   Агада — повествовательные места в Талмуде, которые не носят законодательного характера, но помогают понять законы.

И во все эти поколения кро­ме упомянутых знаменитых мужей и множества мудрецов, священников, левитов, всю жизнь зани­мавшихся только изучением Торы, всегда сущест­вовал Сангедрин — суд семидесяти и их мудрость. По их слову назначали на посты и снимали с них, как сказано: "Сказал рабби Шимон бен Иохай: Так я слышал из уст семидесяти в день, когда наз­начили рабби Элиезера руководить академией". А за семьюдесятью следовали сотни тех, кто не мог с ними сравниться, а за сотнями — тысячи, ибо пополнять собрание семидесяти можно было лишь из сотен, близких к ним по своему уровню, и так далее, от ступени к ступени. А затем были рабби Акива и рабби Тарфон и их товарищи, и все они жили после разрушения Храма. Рабби Акива до­стиг ступени, граничащей с пророческой, он коснул­ся высших духовных миров, как сказали о нем : "Четверо вступили в сад (познания Торы): один взглянул и умер, один взглянул, и разум его повре­дился, один взглянул и начал срезать саженцы, один вошел с миром и вышел с миром. И это был рабби Акива". Первьй не вынес взгляда на тот мир, и раз­делилось то, из чего он был сложен, а второй поме­шался б-жественным безумием так, что люди не могли ему помочь, а третий потерял веру в действие (исполнение заповедей), оттого что погрузился в сферу разума, и сказал: все эти действия — лишь орудия, с помощью которых достигается эта духов­ная сфера, но раз я достиг ее, мне уже не нужно за­ботиться о действиях, предписываемых Торой. И он был потерян, и сам потерял, и впал в заблуждение, и многих увел за собой. Но рабби Акива сумел на­ходиться в обоих мирах и не получил вреда от того, что познал. Сказано о нем: "Достоин он того, чтобы почила на нем Шехина, как на Моисее, и толь­ко время тому не соответствует". Он был одним из десяти Мудрецов, замученных римлянами, и перед концом своим он спросил учеников, настало ли время читать молитву "Шма". Сказали ему ученики: "Рабби, даже сейчас?" Сказал он им: "Всю жизнь свою я печалился о том, что не исполнил написан­ного: Люби Всевышнего Б-га твоего... всей душой твоей, даже если отнимут душу твою, и наконец теперь я смогу это исполнить". И он тянул слово "Един", пока не изошла его душа .

Категория: Егуда А-Леви "КУЗАРИ" | Добавил: cipocapa (2009.12.01)
Просмотров: 1109 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: