Среда, 2024.07.17, 13:17

Клайпедская Еврейская Религиозная Община

Толдот.ру — о евреях понятным языком
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » Статьи » Библиотека "Пиркей АВОТ" = Еврейская МУДРОСТЬ » Егуда А-Леви "КУЗАРИ"

Йегуда Ибн ГаЛеви "Кузари" ---------- на русском языке (глава III (часть 3))
Мы сопровождаем это чтение благословением "Бла­гословен... который освятил нас Своими заповедя­ми и повелел нам читать Мегилу"' , зажигаем ханукальные свечи, произносим в эти дни всю молитву Галел,   благословляем  "омовение рук", "установление эрува" и многое подобное этому. Но если бы все эти законы были у нас определены лишь после изгнания, они не назывались бы заповедями, а мы не были  бы  обязаны сопровождать эти действия благословениями и считали бы их обычаями, уста­новленными людьми. Источник большинства наших заповедей в  законах, данных Моисеем    на   Синае. Иначе и быть не могло, ведь многочисленным сы­новьям Израиля не было нужды в течение сорока лет заботиться о пище, одежде и жилище, и с ними был Моисей, и Шехина от них не отдалялась, и были им даны все  основные заповеди. Можно ли себе представить, что они не спрашивали об их деталях и разграничении. Уже тогда сказал Моисей: "И я поведал законы Б-га и учения Его". И он же сказал в конце своей жизни : "Ибо она  (Тора) — ваша мудрость и разумение перед всеми народами, а они услышат все эти законы и скажут: не иначе как мудр и разумен великий этот народ". Кто не верит этим словам,  пусть подумает о положении караи­мов, а кто хочет понять их истинность, пусть ознакомится с мудростью, хранимой в Мишне и Талму де. А в них содержится лишь немногое из естествен ных, б-жественных, математических и астрономичо ских знаний, какими располагали ученые Талму да82. Из этого ясно, что мы справедливо можем гордиться этой мудростью перед всеми народами, И лишь небольшая часть заповедей была дана в ме­сте, избранном Б-гом, при соблюдении уже указан­ных условий. Пророчество продолжалось также около сорока лет и во времена второго Храма. И пророк Иеремия в своих пророчествах превозно­сил тех, кто будет жить во времена второго Храма, их справедливость, мудрость и б-гобоязненность, и если им не доверять, то кому же? Мы видим, что установления, принятые после Моисея, стали зако­ном -- так Соломон освятил "внутреннюю часть двора" в Храме, и приносил жертвы "вне алтаря", и праздновал "праздник семь дней и семь дней", а Давид и Шмуэль установили порядок участия в хромовой службе псалмопевцев, и это навсегда стало законом. Воздвигая Храм, Соломон не вполне повторил форму передвижного Храма, построенно­го в пустыне Моисеем, а Эзра обязал народ во времена второго Храма платить подать в размере трети шекеля, и там, где некогда был ковчег, по­местили камень, а перед ним повесили занавес, ибо знали, что в этом месте спрятан ковчег

Сказал  К у з а р и: Как это возможно, если написано: "Не прибавь к нему и не убавь от него".

Сказал   р а б б и:   Это сказано для народа, чтобы никто не искал нового собственным умом и суждением и чтобы не создавали люди свои собственные учения, как это делают караимы. С другой стороны, нам наказано слушаться пророков, кото­рые будут после Моисея, священников и судей — "Пророка поставлю им из среды их братьев, такого же, как ты". И о священниках и судьях сказано, что слов их следует слушаться : "Не добавляйте к слову, которое Я повелеваю вам исполнять, и не уменьшайте его" — не добавляйте к тому, что Всевышний повелел вам через Моисея или через проро­ка, подобного ему и обладающего качествами, необ­ходимыми для истинного пророчества. Не добав­ляйте и к тому, что решили священники и судьи и месте, избранном Б-гом, ибо им помогает Шехина, и так как их много, не может случиться, чтобы их решения противоречили Торе. Не могут они оши­биться и потому, что мудрость их обширна, принята от предшествовавших им, а частично приобретена собственными способностями и трудом. Как извест­но, члены Сангедрина были обязаны знать в совер­шенстве все науки, тем более, что они очень мало обращались к помощи пророчества или к тому, что сто заменяет, как "голоса с неба" и тому подобное. Предположим, что мы согласимся с караимами и выражение "со дня, следующего за субботой будем понимать как первый день недели. Но мы скажем затем, что кто-то из священников, судей или царей, чье мнение было принято Сангедрином и всеми Мудрецами, постановил, что упоминание этого дня нужно лишь для отсчета пятидесяти дней со дня первой жатвы ячменя и до первой жатвы пшеницы и для отсчета между этими днями периода в семь недель, полных семи суббот. Первый день недели лишь упомянут для того, чтобы можно было рассчитать следующим образом: если "серп начнет жатву" в первый день недели, то конец этого перио­да также придется на воскресенье. Из этого следует, что если жатва начнется в понедельник, то и конец этого периода будет в понедельник. Значит, можно начать жатву в любой день и от него отсчитать нуж­ное количество дней. Установлено, что жатва долж­на начинаться во второй день праздника Песах, и это не противоречит Торе, напротив, Тора обязывает нас принять это постановление, ибо о нем решено в месте, избранном Б-гом, и соблюдены все необхо­димые условия. А возможно, что это — учение про­роков, исходившее непосредственно от Б-га. Таким образом, мы избавлены от неразберихи, создавае­мой путаниками.

Сказал К у з а р и: Эти несколько общих по­ложений, которые ты привел и против которых я ничего возразить не могу, лишили смысла другие вопросы о караимах, ведь я хотел тебе их задать, думая, что ты не найдешь ответа.

Сказал р а б б и:  Когда ясно общее, не обра­щай внимания на частности, ошибаются чаще всего в них. И еще: их такое множество, что если двое не сойдутся во мнении в частностях,   им   нелегко   из этого выбраться. Так, тот, кому стало ясно, что Б-г справедлив и что мудрость Его во всем, принимает во внимание несправедливость, видящуюся в мире, как сказано96: "Если угнетение бедного и извраще­ние суда и справедливости видишь ты в стране — не удивляйся этому". И также тот, кому стало ясно,что душа существует и после смерти тела, ибо душа нетелесна и обладает совершенно иной природой, чем тело, природой, подобной ангельской, не обра-тит внимания на доводы разума о том, что душа пе-рестаёт действовать во время сна или при потере сознания , что состояние ее зависит от состояния те­ла, и на подобные этому доводы, беспокоящие мысль.

Сказал К у з а р и: И все же я не успокоюсь, пока не услышу твоего мнения о некоторых част­ных вопросах, хотя я знаю, что и в этом ты сумеешь убедить меня, поскольку я уже признал общие прин­ципы, которые ты объяснял.

Сказал раб б и: Говори, что хочешь.

Сказал К у з а р и: Не сказано ли в Торе о каре за нанесение увечий: "око за око" — какoe увечье, таким должно быть и наказание.

 Сказал р а б б и: Не сказано ли далее: "Убивший скотину заплатит за нее, жизнь за жизнь". Разве не говорится здесь о денежном возмещении? Ведь не сказано: если кто-либо убил твоего коня, убей и его коня, но — забери у него коня. В том, что ты убьешь его коня, нет никакой пользы. И также если кто-нибудь отрубил тебе руку, говорят: возь­ми денежное возмещение за руку, ибо нет никакой пользы в том, если и ты отплатишь ему тем же. А тем более в тех случаях, когда это противоречит здравому смыслу : "рана за рану, ушиб за ушиб", но ведь один может умереть от раны, а другой от такой же раны не умрет. И как мы рассудим в этом случае: будет ли глаз одноглазого возмещением за глаз того, у кого есть оба глаза, и один из них ста­нет слепым, а другой одноглазым? А ведь в Торе сказано, что нужно заплатить точно таким же увечьем, какое нанесено. Но какой смысл мне говорить с тобой об этих деталях после того, как я тебе объяснил, как важно принятие традиции и как добросовестны были принявшие ее, как велики они и мудры и как тщательно они ее сохраняли.

Сказал   К у з а р и:   И все же я считаю, что мне  полезно узнать,  почему  Всевышний повелел остерегаться ритуальной нечистоты.

Сказал  рабби: Нечистота и освященность всегда друг против друга, и одно без другого не бывает: "Там, где нет освященности, нет и нечисто­ты" .   Нечистота - - это состояние, при котором нечистому  запрещается  прикасаться  к  тому,  что священно, что посвящено Всевышнему: священни­ки,   их   пиша  и   одежда,  храмовые  приношения, жертвы, Храм и многое другое. Также и освящен­ность — это состояние, при котором освященному запрещается прикасаться ко многим, всем извест­ным вещам.   Большинство  этих законов связаны с присутствием Шехины в народе. Но сейчас мы ли­шились Ее присутствия, и подобные этим законы, которых мы придерживаемся, как запрещение фи­зической близости с женщиной во время месячных или после родов, не связаны с ритуальной нечисто­той, это особые веления Б-га. И если у нас принято не есть с ней вместе и держаться от нее в отдалении , то это лишь меры, предохраняющие от физиче­ской близости. Запрета ритуальной нечистоты сегод-ня для нас не существует, потому что мы живем не и  стране Израиля*. Мы посещаем кладбища, нам случается  касаться гадов,  прокаженных, страдаю­щих нечистыми выделениями, тел умерших и мно­гих других источников нечистоты. Нам запрещено прикасаться к падали, но не из-за ее нечистоты, в ос­нове своей эта заповедь связана с запрещением есть падаль, а ее нечистота — дополнительное условие. И  если  бы не сказали наши Мудрецы:  "Эзра установил омовение после извержения семени", нас не обязывала бы к этому Тора, но была бы обязан­ность соблюдать духовную и физическую чистоту. И если бы караимы приняли это только ради чисто­ты, то в этом не было бы ничего плохого. Однако они утверждают, что к этому обязывает Тора. Это не так, и они пускаются в пустые измышления из-за своего   невежества,   изменяют   Тору,   впадают   в ересь, путают понятия — а это корень гибели наро­да, отпадение от "единой Торы и единого закона". Им не нравятся облегчительные законы субботнего эрува,  которых мы придерживаемся, но у них са­мих царит неразбериха во мнениях такая, что в од­ном доме может быть десять человек, придерживаю­щихся десяти различных мнений. И если бы наши за­поведи не имели твердо установленных границ, не бы­ло бы уверенности в том, что к ним не прибавится что либо, чего нет в них, или устранится что-либо, что в них есть, а такое может случиться у караимов, так как они руководствуются собственным умом и суж­дением. Для них не грех получать удовольствие от того, что связано с идолопоклонством, — от серебра, золота, курений и вина. А на самом деле смерть лучше такого удовольствия. Зато для них ужасно воспользоваться чем-либо, происходящим от свиньи, даже в виде лекарства, а на самом деле это грех лег­кий, и за него следует лишь кара малкот. Если на-зир съест изюм или виноград, они считают это мень­шим нарушением, чем если бы он пил до пьяна мед или сидр;  на деле совсем наоборот, так как запрет касается только того, что происходит от виноград­ной лозы, а не опьянения от чего бы то ни было, и  тайна  этого  запрета ведома  Всевышнему,  Его пророкам и избранникам. Нельзя считать, что пере­давшие нам традицию и объяснившие ее не знали значения  слова --שכר---,   оно  всем  известно.   Но  они решили, что "вино и крепкий напиток", запрещен­ные назиру, всего лишь напитки, сделанные из сока винограда.

* Из этого не следует, что законы о нечистоте действитель­ны сейчас в стране Израиля. И здесь они не действуют из-за отдаления Шехины с уходом народа в изгнание.

Заповеди имеют "ограду", установленную Зако­ном, и соблюдение этой "ограды" на практике не очень легко. Усердный остерегается больше, чем предписано, хотя и знает, что запрет так далеко не простирается. Например, мясо больного животного, зарезанного прежде, чем возникла опасность, что оно умрет, разрешается употреблять в пищу, ибо нельзя быть уверенным, что это животное обяза­тельно умрет, оно может выздороветь, и мясо его может быть вполне кашерным. Но мясо больного животного, хотя внешне и здорового, запрещено употреблять в пищу, если нет сомнения в том, что его болезнь смертельна и нет от нее исцеления. Если каждый будет решать по своему вкусу и мнению, какое у него сложится, то может возникнуть нечто противоположное сказанному в Торе. Поэтому че­ловек, объясняя заповеданное, не должен руковод­ствоваться лишь логикой и своими наклонностями, чтобы сомнения не привели его к ереси. Мнение его никогда не будет согласно с мнением других, ибо мнения расходятся у всех людей. Но нужно исследо­вать корни заповедей в переданном нам Законе и в Писании, чтобы уметь находить правильную связь с производными из них. И верь в то, к чему ты та­ким образом придешь, даже если это окажется дале­ким от твоего понимания и мысли. Далеко, напри­мер, от понимания и мысли утверждение, что в ми­ре нет пустоты, но логические доводы неизбежно к этому приводят. Точно так же трудно понять, что тела поддаются бесконечному делению на части, а доводы логики вынуждают этому верить. Точно так же трудно себе представить, что земля шарооб­разна и что размер ее — одна сто шестьдесят шестая часть размера солнца, и многие другие астрономи­ческие факты рассудку трудно принять. И все, что Мудрецы разрешили, не было основано на их собст­венных выводах и суждениях, но исходило из унас­ледованной и сохраняемой ими Мудрости. Точно так же как и то, что они запретили. Кто не постиг этой Мудрости и воспринял слова их в соответствии со своими способностями и по своему разумению, тому они будут странны, как странны для простого народа слова исследователей природы и небес. Но караимы впадают в педантизм, устанавливая границы закона, определяя, что соответствует его смыслу, что разрешено и что в границах этих нехорошо, по их мнению. Так, они порицают употребление нами в пишу мяса животного, убой которого был совер­шен при подозрении, что оно может умереть; пере­дачу во владение денег путем юридической процеду­ры ; разрешение выходить в субботу за дозволен­ные пределы, если есть эрув ; формальные прие­мы галахи,  в силу которых женщина признается свободной и получает разрешение выйти замуж; освобождение от клятв и обетов при наличии опре­деленных условий — все это показывает, по их мне­нию, недостаточное усердие в исполнении Торы, хо­тя и   возможно с точки зрения Закона.  Однако в действительности нужно и то и другое: если огра­ничиться лишь  изучением законодательной части, в  пределах ее найдется достаточно возможностей обойти запрещенное, если же отойти от границ, уста­новленных Законоучителями, возведшими "ограду" для Торы, и полагаться лишь на усердие в ее испол­нении, это приведет к ереси, и тогда погибло все.

Сказал К у з а р и: Если так, то я склонен признать талмудистов, которые в своем учении соединяют оба пути. У них преимущество перед караимами и в явном служении действием и в том, что скрыто в сердце. К тому же это должно сооб­щить им уверенность в истинности их учения, так как оно им принято от подлинных Мудрецов, муд­рость которых от Б-га. Караимы же, как бы они ни были усердны, пребывают в неуверенности, ибо они знают, что их усердие основано на спекулятивных доводах и на заключениях с помощью аналогии. Они сами не уверены в том, что это угодно Творцу, и знают, что многие другие народы усердны в этом еще больше, чем они. Мне осталось спросить тебя об эруве — одном из облегчительных субботних законов. Как могут разрешать путем такой простой и искусственной уловки то, что Творец запретил?


Категория: Егуда А-Леви "КУЗАРИ" | Добавил: cipocapa (2009.12.01)
Просмотров: 539 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: