Среда, 2024.07.17, 13:09

Клайпедская Еврейская Религиозная Община

Толдот.ру — о евреях понятным языком
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » Статьи » Библиотека "Пиркей АВОТ" = Еврейская МУДРОСТЬ » Егуда А-Леви "КУЗАРИ"

Йегуда Ибн ГаЛеви "Кузари" ---------- на русском языке (глава III (часть 2))
Сказал  Кузари: Такой человек проживет в изгнании жизнь приятную, а его вера даст плоды и в этой и в будущей жизни. А страдающий от пребывания в  изгнании ропщет и  близок  к потере и этого и грядущего мира.

 Сказал  р а б б и:   Наслаждение жизнью увеличивается, когда человек благословляет все: и то, что он в мире находит, и то, что его исторгает из мира.

  Сказал Кузари:  Как это происходит, ведь такие    благословения    требуют    дополнительного усилия?

   Сказал р а б б и: У человека зрелого тоньше ощущение удовольствия от пищи и питья, чем у ребенка или у животного, так же как животному ощущение удовольствия более свойственно, чем растению, хотя и растение постоянно получает питание.

   Сказал   Кузари:   Это верно, что человек, испыгавая удовольствие, ощущает и сознает его гораздо сильнее. Ведь если предоставить пьяному все, чего он желает, он будет есть и пить, слушать музыку и наслаждаться обществом друзей и объятиями желанной  ЖЕНЩИНЫ.   Если же рассказать ему обо всем этом после протрезвления, он огорчится и сочтет все это падением, а не удачей, ибо теперь он представляет себе все эти удовольствия в то время, когда он в полном сознании и его чувства здоровы.

  Сказал   р а б б и:   Когда человек предвкушает удовольствие, рисует его в своем воображении, думает о том, что до того его не было, удовольствие от этого увеличивается. Так действуют благословения на тех, кто привык их произносить вдумчиво и подготавливать К ним себя. Благословения вызывают в душе предвкушение удовольствия и желание благодарить Дающего его. Ведь прежде человек опасался, что удовольствия не будет, и поэтому теперь радость   возрастает-   Ты,   например,   говоришь: "Благословен... за то, что Ты нас оживил и продолжил наше существование". Смерть уже была перед тобой, и вот ты благодаришь за дарованную жизнь. Ты видишь в этом цар, и легче тебе принять болезнь и смерть, когда они придут, ибо ты продумал свою жизнь и понял, что Творец одарил тебя безмерно, ведь ты мог быть лишен всякого добра, по природе  своей  будучи прахом,   Он  же  даровал тебе жизнь и наслаждение, и спасибо Ему за это, и когда Он заберет их у тебя, и тогда скажешь: "спасибо" и скажешь: "Г-сподь дал, Г-сподь взял, да будет Имя Г-спода благословенно". И так все дни твоей жизни будут тебе удовольствием. Если же кто-либо не следует этому пути, не думай, что ему доступно человеческое удовольствие, его удовольствие животное, как у пьяного,  о котором мы упоминали. Набожный вдумывается   в   каждое   благословение,   стараясь понять его смысл я связь. Произнося "Творец светил",   он представляет себе гармонию верхнего мира и его огромньгх светил, и их великую пользу, и то, что для Творца они не более букашки, хотя нам они  и  кажутся огромными, потому что нам от них великая польза. И то, что для Творца они ничтожны, как я сказал, — очевидно, ибо Его мудрость и провидение в сотворении муравья и пчелы не менее велики, чем мудрость Его и провидение в   сотворении солнца и его  сферы,  но  мудрость и провидение в муравье и пчеле, именно потому что они малы, проявляются более тонким и чудес­ным образом. И набожный размышляет об этом чтобы не впечатлиться величиной светил   не под­даться   внушениям  сатаны,   совращающего  верой звездопочитателей, не подумать, что сами по себе светила помогают или приносят вред, — а это не­верно:  только свойства их влияют, как ветер или огонь, — и чтобы с ним не произошло то о чем сказал Иов:   "Увижу ли свет сияющий...  и втайне совратится   мое  сердце".   Он  размышляет  также о молитве "Вечной любовью...", о том, что Б-же-ственное влияние проникает в общество, готовое к Его принятию, как свет проникает в чистое зер­кало, и о том, что Тора дарована нам Б-гом, ибо Он желает явить Свое царство и на земле - так же как явно оно в небе. Но не рассудила мудрость Его что следует сотворить ангелов на земле, а людей от семени и крови, в которых противоборствуют элементы естественные и нравственные в соответст­вии с благоприятным и неблагоприятным влиянием звезд,   как   это   объясняется  в   книге   "Иецира" И когда человек, или общество, достигает очищения, его осеняет Б-жественный свет и ведет чудесным' и   поразительным   путем,   выходящим   за   рамки естественного хода мира, - и это называется лю­бовью и радостью. Кроме светил и небесных сфер Б-жественное  влияние  нашло  лишь   в   набожных готовность исполнить Его слово и подчиниться тому порядку, который Он повелел. И вначале они были немногочисленны — начиная от Адама и Яакова, и затем эта готовность охватила целое общество, и   Б-жественное влияние  стало  в  них пребывать и построило их в пустыне так, как построены сфе­ры, — четыре флага — как четыре четверти сферы, двенадцать племен — как  двенадцать знаков Зо­диака,  а лагерь левитов — посреди лагерей этих племен, как сказано в книге "Иецира", что Храм находится в центре и все несет на себе, и все это говорит о любви. После этих благословений набож-ный выражает свою готовность принять ярмо небес­ного царства и затем — ярмо Торы, произнося после молитвы "Шма" благословение "Истина и незыбле­мость...",  где  говорится  обо  всем необходимом для принятия Торы. Ибо после того, как ему стало ясно все прежде  сказанное и он понял все это и признал, он положил запрет своей душе и засви­детельствовал, что он это принял, как до него это при­няли праотцы и примут его потомки навеки — так, как он говорит далее в  благословении:  "Отцам, и нам, и нашим потомкам слово это — добро, и не­зыблемость, и непреложный закон". Затем набож­ный продумает один за другим основные принци­пы,    которые   связывают   воедино   веру   евреев, и это — признание Б-га, благословен Он, и призна­ние того, что Он предшествует созданиям, и того, что Его провидение сопутствовало праотцам и что Тора дарована Им, а также доказательство всего этого — исход из Египта, как он говорит в благосло­вении: "Истина, что Ты — Б-г Всевышний, наш Б-г, истина, что вечно Имя Твое, что Ты помог отцам нашим,  истина,  что  Ты вызволил  нас из Египта, Всевышний наш Б-г". И тот, кто исполнил все это, всеми силами углубившись в эти слова, тот истин­ный еврей и достоин стать приверженным Б-жест-венному воздействию, которое распространяется только на евреев и ни на один народ, покло­няющийся идолам, и будет ему легко в присутствии Шехины, и он вопросит и получит ответ. И воспоми­нание об избавлении он должен соединить с молит­вой "Восемнадцать благословений" с величайшей старательностью и радостью, как уже говорилось. В "Восемнадцати благословениях" он следует уже упомянутому порядку. Он начинает с благослове­ний, которые имеют отношение ко всему народу, ибо индивидуальные просьбы и молитвы произно­сятся добровольно, по желанию каждого, и для та­кой молитвы предназначено место в благословении "Выслушивающий молитвы...".52 В первом бла­гословении — "Отцы" — он размышляет об их до­стоинстве и о том, что союз, заключенный с ними Б-гом, вечен и нерасторжим, как он и говорит там же: "... который даст Избавителя потомкам их потомков". Во втором благословении — "Деяния Могущества" — говорится о том, что Б-г постоянно властвует в этом мире, и это не соответствует пред­ставлениям естествоиспытателей, которые видят в мироздании некий естественный порядок. Набож­ный размышляет и о том, как Б-г по воле Своей воскрешает умерших, что также далеко и чуждо понятиям исследующих естественное, и о том, что Он "возвращает ветер", и по воле Своей "освобож­дает узников", что видно из истории евреев. После благословений "Отцы" и "Деяния Могущества", в которых говорится о связи Б-га с нашим мате­риальным миром, набожный провозглашает величие Его и Святость. Б-г настолько возвышен, что нель-зя Ему приписать или поставить с ним в связь что-либо материальное, — таков смысл благословения "Ты свят...". Попутно он вспоминает все возвышен­ные и абсолютные эпитеты, какими философы опре­деляют Б-га, но только после того, как о Его вели­чии и власти он уже вспомнил в благословениях "Отцы" и "Деяния Могущества", в которых засви­детельствовано, что есть у нас Властвующий и Пове­левающий, а если бы не это, мы впали бы в заблуж­дение вместе с философами и верующими в вечное существование мира. Поэтому благословения "От­цы" и "Деяния Могущества" должны предшество-вать тем, в которых говорится о святости Его Имени. И после провозглашения Его святости и величия набожный переходит к молитве о нуждах всего народа Израиля, ибо молитва бывает действенной тогда, когда молятся или все сообща или кто-либо один обращается от имени всего народа, но в наши дни это невозможно.

Сказал К у з а р и: А почему? Ведь в уедине­нии чище душа и свободнее мысль.

Сказал  р а б б и:   Есть много преимуществ в общей молитве. Когда молятся сообща, не просят такого, что может кому-нибудь повредить. Когда же молится один, может случиться, что просьба его будет во вред другим, а этих других — во вред ему, но чтобы молитва была действенной, она должна принести мир, пользу, а не вред в каком бы то ни было смысле. И еще — редко бывает, чтобы один человек завершил молитву, не ошибаясь и не греша.Поэтому постановили молиться вместе, и в такой общей молитве, если только возможно, должно участвовать не меньше десяти человек, и если слу чится ошибка или грех — то, что упустит один, вос­полнят другие. Вместе же это будет совершенная, чистая в своем намерении молитва, и тогда бла­гословение почиет одинаково на всех, и каждый удостоится в нем своей доли. Б-жественное влияние подобно дождю, орошающему землю страны, когда она этого достойна, и если в ней есть недостойные, они получат вместе со всеми. И наоборот: может не быть дождя, потому что страна недостойна этого блага, и если есть в ней достойные, они пострадают из-за большинства. Но это — приговор Всевышнего, благословен Он, в этом мире и в мире грядущем Он уготовил им вознаграждение, однако и здесь, в этом мире, Он их вознаградит и наделит их благом в отличие от остальных. Но людей, которые были бы совсем спасены от кары, предназначенной всему обществу, очень мало. Тот, кто молится лишь о себе, подобен человеку, старавшемуся укрепить только свой дом, не заботясь вместе с остальными жителя­ми об укреплении стен города. Расходы его велики, и он все еще в опасности. Тот же, кто участвует в делах общества, и расходует мало, и пребывает в безопасности, ибо то, что недостает у одного, вос­полняет другой, и так страна достигает наибольшего возможного для нее совершенства, и все, населяю­щие страну, получают блага ее при наименьших расходах, законно и в полном согласии. И Платон называет то, что расходуется для целей, установлен­ных законом, "частью целого". Если же человек отказывается считаться с тем, что он — часть целого,то есть с тем, что он должен трудиться для исправления общества, частью которого он является, и ре­шает сохранить это добро для себя, он виновен перед обществом, а еще более перед самим собой. И обществе человек как член тела. Если рука не даст крови, когда требуется кровопускание, все тело пострадает, а вместе с ним и рука. И человек должен пострадать, вплоть до пожертвования жизнью, ради спасения общества, каждый обязан по меньшей мере сознавать, что он — часть целого, чтобы всегда отдавать то, что от него требуется, и не отказываться от своей доли участия. Так как это разумом не постигается, повелел Всевышний прино­сить десятину, и то, что причитается священникам, и жертвоприношения, и многое другое. Такова доля участия человека в общественном — своим имуществом. Участие же действием — соблюдение субботы, праздников, седьмого года и пятидесятого и пр. Участие речью — молитвы, благословения, прославление Б-га. Участие нравственное — это лю­бовь, страх Б-жий и радость.
Первой должна быть просьба о наделении разу­мом и постижением, ибо они приближают к Б-гу. Поэтому первая просьба в "Восемнадцати благосло­вениях" — это "... Дарующий постижение", и соеди­нена она со следующей за ней — "... Желающий покаяния", чтобы это постижение и понимание обращены были к Торе и к служению Б-гу, как сказано: "... обрати нас, наш Б-же, к Торе Твоей и приблизь нас, Царь наш, к служению Тебе". И так как человек не может избежать греха, следует молиться о прощении грехов, совершенных мыслью и действием, в благословении "Милосердный и Многопрощающий...". За этой молитвой следует как вытекающая из нее молитва об освобождении и о конце изгнания, в котором мы находимся. И он начинает словами "Воззри на нашу бедность" и заканчивает благословением "Спаситель Израиля". Затем он молится о здоровье тела и духа, а в "Благословении лет" - о пище для поддержания сил. Следующее благословение о воссоединении рассеянных в изгнании - "... Собирающий изгнанников народа Твоего Израиля" — и просьба о водворении справедливости и Б-жественного влияния, как сказано: "И Ты один царствуй над нами". После этого он просит об искоренении сорняков и терниев в народе Израиля, о сохранении чистых и избранных -"... И праведникам и благочестивым", о возвращении народа в Иерусалим и о том, чтобы снова был этот город местом пребывания Шехины, а потом уже о Машиахе, сыне Давида. На этом кончаются молитвы о делах сего мира. Вслед за ними в благословении "... Выслушивающий молитвы" он просит Всевышнего принять молитву, а затем молит явить Б-жественное присутствие, как видели Его пророки и вышедшие из Египта — "И да узрят глаза наши возвращение Твое на Сион", заканчивает он благословением "... Возобновляющий пребывание Свое на Сионе". И тогда перед его мысленным взором предстанет Шехина, и он поклонится Ей, как некогда Ей поклонялись сыновья Израиля в пустыне. И при слове "Благодарим" он преклонит колени в благодарственном благословении, а в нем -- благодарность за блага, даруемые нам Всевышним, благословен Он, и восхваление их. Затем следует завершающее молитву благословение "... Устанавливающий мир", дабы он мог в мире проститься с Шехиной.

Сказал  К у з а р и: Моим вопросам не осталось места, ибо во всех молитвах продуманный порядок, а на мое возражение, что в ваших молитвах мало упоминается о мире грядущем, ты уже ответил: если человек просит в молитве, чтобы он смог в этой жизни стать приверженным Б-жественному свету, и молит о возможности увидеть Его своими глазами  и   достичь  пророческой   ступени,   то нет большей близости к Б-гу, с этим не сравнится даже то,   что  уготовано  в   мире  грядущем.   Человека, достигшего   такой   ступени,   несомненно   ожидает и блаженство грядущего мира, ибо, если душа его приблизилась   к   Б-жественному,   будучи  скована заботами о телесном и страданиями тела, она тем более будет Ему привержена, соединившись с Ним и оставив все эти нечистые сосуды.

Сказал р а б б и: Я еще поясню тебе это с помощью сравнения. Пришел к царю один человек, и царь его к себе приблизил и дал ему право посещать его, когда тот пожелает. И они стали настолько близки, что этот человек пригласил и царя посетить  его  дом и разделить с ним трапезу. И царь согласился, и послал к нему своих лучших министров, и уделял ему внимание, какого никто еще не удостаивался. Если же он допускал какую-нибудь оплошность или провинность и царь отворачивался от него, он просил и умолял, чтобы царь снова его посещал и министрам не велел избегать его. Жители той страны обращались к царю с просьбой о помощи, только когда им предстоял далекий путь. Тог­да они просили царя послать с ними царских слуг для защиты от грабителей, диких зверей и несчастий, какие случаются в пути. И они были уверены, что царь выполнит их просьбу и защитит от разбойни ков, хотя он и не охранял их в стенах города. И каж­дый из них похвалялся, что о нем царь позаботится больше, чем о других, ибо считал, что он больше всех почитает царя. Человек же этот был в городе пришельцем. Он совсем не помышлял о дороге и не просил стражи для своей защиты, а когда пришло время ему тронуться в путь, сказали жители горо­да: Знай, что ты погибнешь на этой опасной дороге, ибо   тебя   некому   сопровождать.   Сказал он им: А кто вас сопровождает? Сказали они: Мы просим у царя сопровождающих. Мы всегда так поступаем, с тех пор как живем в этом городе. Но мы не виде­ли, чтобы ты когда-нибудь об этом просил. Сказал он им:  Неразумные! Тот, кто обращался к царю, будучи в безопасности, надеется на него и в опасном положении, даже если не раскроет рта и ничего ему не скажет. Если царь благосклонно исполнял его просьбы в спокойное время, то в бедствии он тем более ему поможет. Если же вы утверждаете, что царь защищает вас за то, что  вы почитаете его, скажите, кто из вас так верен ему, как я, и кто его почитает более меня, и кто более меня приложил трудов и усердия в исполнении его приказов, кто, ' как я, почитает его имя и его учение и кто столько сделал для изучения и исполнения его воли? Вы его почитаете исходя из разума и логики, и он вас не лишает вознаграждения. Так может ли быть, что он оставит меня без помощи только потому, что я ее , но просил, как вы, только потому, что я на него надеялся? Человек в этой притче подобен тем, кто, упорствуя, не принимает слов наших Мудрецов. Наши молитвы полны упоминаний о мире гряду­щем. И в учении Мудрецов, перенятом ими от проро­ков, очень часто речь идет о рае и аде, как я тебе уже объяснял. Я тебе рассказал, каким должен быть набожный в наше время. Теперь ты можешь себе представить, какой была ступень набожного и те счастливые времена, в месте пребывания Шехины, среди избранного народа, ведущего свой род от Авраама, Исаака и Яакова. Тогда в народе скромность была врожденной и у мужчин и у жен­щин, и язык их никому не причинял зла. И набож­ный, находясь среди них, становился чистым, душа его не слышала недостойных разговоров и не осквернялась, и тело его и одежда не осквернялись нечистыми выделениями, близостью с женщиной во нремя месячных у нее, прикосновением к нечи­стым животным и к трупам, проказой и прочим, ибо все жили в святости и чистоте, а тем более те, кто жил в священном городе Шехины. И поэтому все люди, которые ему встречались, находились на определенной ступени священности: священни­ки, левиты, назиры*, ученые, судьи и стражники, или же он видел празднующий народ, славословя­щий и возносящий благодарения трижды в год. Он слышал только песнь Всевышнему, видел только труд во славу Его. А тем более, если он был свя­щенником или левитом, питался хлебом, дарован­ным Б-гом, и, как Шмуэль, с молодости пребывал в Доме Его, и ему не было нужды молить Б-га о пропитании, и все дни свои он был занят служением Ему. Что ты думаешь о его отношении к людям, о чистоте души и усердии в служении Б-гу?

 * Давшие определенные обеты воздержания.



 Сказал К у з а р и: Это ступень человеческого совершенства, выше нее только ангельская. Следует ожидать, что ведущие такой образ жизни достигнут пророческой ступени, тем более, что среди них пребывает Шехина.  Таково служение Б-гу, не требующее ни ухода из жизни, ни аскетизма.

Сказал   р а б б и:   Я уже говорил тебе, что мыслью,   рассуждением   и   воображением   нельзя постичь волю Б-га. Ведь все — и те, кто верит в изначальность добра и зла, и те, кто верит в вечность мира, и те, кто поклоняется духам звезд, и кто сжигает детей своих в жертву идолам, и отшельники, уединяющиеся в горах, — все ищут близости к Б-гу. Но, как мы уже говорили, к Б-гу можно приблизиться, только исполняя Им Самим заповеданное. Ибо Он знает меру,  значение,  время, и место, и все, что нужно  принять,  чтобы исполнить  Его  желание и стать приверженным Ему, так же как это было при воздвижении Храма в пустыне — Б-г указал, как нужно сделать все, и Бецалель построил ковчег, сделал для него покрытие   и полотнища потолка, и все это он делал "так, как повелел Всевышний Моисею", ничего не изменяя. Ни разум, ни суждение наше не могли указать, как надо все это сделать. В заключение же сказано: "И увидел Моисей все сделанное; и сделали они все, как повелел Всевышний, так они сделали;   и благословил их Моисей". И с завершением работ по постройке Храма почила на нем Шехина, ибо были исполнены два условия, два основания Торы: одно — чтобы Тора была от Б-га и второе — чтобы народ принял ее верным сердцем. Храм этот был заповедан Б-гом, и в воздвижении  его  участвовал весь народ — сказано:  "От каждого по щедрости его сердца" — с величайшим  желанием и усердием.   Соответственно и результат был совершенным — нисхождение Шехи-ны,   как написано:   "И Я пребуду среди них". Я тебе уже приводил сравнение с растениями и с живыми существами и сказал, что то, что одно растение отличается от другого или животное от другого животного, зависит не от элементов в них, а от присущей им формы, она же — творение Б-га. Философы называют это природой. Верно, что из элементов составляется  материя,  которая подвергается воздействию в зависимости от жары или холода, влаги или сухости, что в ней, и в соответствии с этим одно сочетание приводит  к  образованию  финика,  другое — винограда, третье — коня или льва. Но мы не можем предугадать меру в их сочетании, а если бы могли, мы бы знали, как изготовлять кровь и молоко,  например,  или  семя  из тех соков, нужное сочетание которых было бы нам известно. И мы сумели бы сотворить живые существа, обладающие духом жизни, или из вещей несъедобных, соразмерив жару и холод, влажность и сухость, — замену хлебу, особенно если бы мы знали взаимное соотношение сфер и их воздействие, способствующее, как утверждают наблюдающие звезды, зарождению всего, что должно быть зарождено на этом свете. Однако мы были свидетелями полной неудачи алхимиков  и  астрологов,  пытавшихся  пойти  по  этому пути. Я мог бы себе представить, что люди способны создавать из чего-нибудь живые существа: пчел из коровьего мяса, комаров из вина, ибо это воз­можно, так как не требует расчетов и знаний чело­века, нужен лишь опыт. И люди могут научиться это делать — точно так, как двое людей рождают дитя, хотя участие человека здесь лишь в том, что он помещает семя в почву, способную принять его и помочь его росту. Но что касается соотношений и количеств, необходимых для того, чтобы образо­валась человеческая форма, — это только в руках Творца. То же можно сказать и в отношении деяний, необходимых живому народу для того, чтобы со­единиться с Б-жественным влиянием. Знание этого зависит только от Б-га, и меру и значение этих деяний можно узнать только от Него, и нет смысла пытаться разумом исследовать Его слова : "Нет мудрости, нет разумения и нет совета перед Б-гом". Как ты думаешь, к какому средству мы должны прибегнуть, чтобы уподобиться нашим праотцам и пойти по их пути, а не исследовать разумом Учение?

Сказал К у з а р и: Для этого необходима передача от поколения к поколению учения Торы и того, что она предписывает в действии. Необхо­дим также кто-то один, кому доверяли бы люди его поколения и кто мог бы все передать другому поколению, а в этом другом поколении благодаря многочисленности принявших традицию уже невоз­можно искажение. И так Тора и все выведенные из нее законы переданы от Моисея последующим по­колениям неискаженными и сохраняются в сердцах и в книгах.

Сказал  р а б б и: Что ты скажешь, если тебе встретятся изменения текста в одной из рукописей Tоры, а то и в двух и более?

Сказал К у з а р и:  Тогда нужно посмотреть, как написано в большинстве из них. В большинстве рукописей не может быть ошибки, и поэтому руко­писи, в которых она есть, можно не принимать во внимание.  Переписчики должны в  таких случаях следовать той версии, которая встречается в боль­шинстве   рукописей,  и   не  учитывать  редкие  ва­рианты.

Сказал   р а б б и:   А как следует поступать, если одна лишь буква противоречит общему смыс­лу,  например --צדו צערינו---   вместо -----צרו-----, как должно быть, или ----- לא נשא לשוא נפשי---вместо --נפשו-- и много дру­гих случаев?

Сказал   К у з а р и:   Если изменять, исходя из того, что нам кажется разумным, мы изменим все написанное в книгах: начнем с букв, затем пе­рейдем к словам, потом к их сочетаниям, огласов­ке, нотным знакам, и постепенно изменится весь смысл написанного. Есть очень много мест в Торе, которым   можно придать  совершенно  противопо­ложный смысл, изменив любую из этих сохранен­ных традицией деталей.

Сказал р а б б и:  Как ты себе представляешь, какой вид имела Тора, переданная народу Моисеем ?

Сказал   К у з а р и:   Эта Книга была несомненно написана без огласовки и нотных знаков, так же просто, как сегодня пишут свитки Торы. Общее соглашение между людьми в этом маловероятно, как оно невозможно в отношении пасхальной мацы и других вещей, служащих напоминанием об исходе из Египта. Выполнение этих ритуалов укрепляет ве­ру в исход, ведь не может быть, чтобы вдруг в ка­кое-то определенное время все согласились посту­пать так и не нашлось бы возражающих.

Сказал р а б б и: Книга эта, несомненно, сохранилась в сердцах так, как она читается — со всеми гласными, с делением на слоги, с нотными обозначениями. Она сохранялась в сердцах священ­ников, ибо им было нужно это для совершения службы и для обучения сынов Израиля, в сердцах царей, ибо было им заповедано: "И будет она с ни­ми, и будут читать ее все дни своей жизни", в серд­цах судей, ибо они нуждались в ней для вершения суда, в сердцах членов Сангедрина, ибо они тоже нуждались в ней и было им заповедано: "И хра­ните их (эти законы), и исполняйте их, ибо они — ваша мудрость и ваше понимание", в сердцах набож­ных, чтобы заслужить вознаграждение, и в сердцах лицемеров, чтобы заслужить доброе имя. Со време­нем были установлены семь гласных букв и нотные знаки для передачи тех форм чтения, которые по тра­диции дошли до них от Моисея. А что ты думаешь о тех, которые сначала поделили Писание на стихи, за­тем — снабдили их огласовкой, нотными знаками, а затем — масоретскими знаками, и, сосчитав все буквы, определили, что середина Торы - - буква вав в слове ----גחון--- , и пометили все места, где гласные читаются необычно. Считаешь ли ты, что они проделали ненужную работу, или же это был их долг?

Сказал    К у з а р и:    Конечно, долг. Они уберегли текст Торы от изменений. И сделано это было поразительно мудро. В строе огласовки и нот­ных знаков видна такая взаимосвязь, что чувствует­ся в этом влияние высшей Мудрости, никак не рав­ной нашей. Подобное может быть принято народом только от авторитетной группы людей или от кого-нибудь одного, почитаемого всеми и только если он пророк или ему содействует Б-жественное влияние. Без такой поддержки его могут другие склонить к своему мнению.

Сказал  р а б б и:  Если так, то традиция обя­зывает в равной степени и нас, и караимов, и всех тех, кто признает, что Тора в той форме ее прочте­ния, какой мы придерживаемся, — это Тора Моисея.

Сказал    К у з а р и:   Да, так говорят кара­имы,   но они  считают,  что,  если имеется полный текст Торы, нет нужды в традиции.

Сказал р а б б и:  Если для прочтения неогласованного текста Моисеевой Торы требовалось так много дополнительных сведений, сохраненных тра­дицией,  —  огласовка,  нотные  знаки,  деление на стихи,   масоретские  знаки,   то  для  ясного  пони­мания и комментирования ее нужно гораздо боль­ше, ведь смысл шире слов. Когда Б-г сказал ев­реям:   "Этот  месяц вам — начало месяцев", ни у   кого  не  возникло  затруднений,   как   понять какой это месяц, — месяц египтян, среди которых они жили, или халдейский, как было принято в Уре халдейском,  где жил Авраам, имелся ли в виду солнечный или лунный месяц, а может быть, лун­ный  год, сочетать который  с солнечным можно лишь с помощью особых ухищрений — прибавляя месяц в високосный год. Пусть сумеют на это ка­раимы убедительно ответить, да и на другие подоб­ные вопросы, и я приму их мнение. Ведь я захочу получить убедительные ответы на все, о чем спро­шу: при каких условиях можно есть мясо живот­ных,  каким должен быть убой: достаточно пере­резать горло или следует забивать животных иным способом, и почему запрещен способ убоя, приня­тый у арамейцев, и какие особенности есть в зако- | нах об убое по сравнению с законами о снятии шку­ры и другими? Я хотел бы, чтобы они объяснили,  какое нутряное сало запрещается есть, ведь оно, как и разрешенное к употреблению, тоже находится в кишечнике   и на желудке животного, чтобы объ­яснили они и многое другое: как, разделывая тушу, отделять от мяса жилы и жир, которые запрещено есть, где граница между разрешенной пищей и запре­щенной, и не разошлись при этом во мнении с Мудре­цами. У них запрещается есть курдючное сало. Как определить его границы? Один отделяет лишь са­мый кончик хвоста, а другой — всю заднюю часть. Я хотел бы, чтобы они мне объяснили, как отличить чистую птицу от нечистой, помимо тех, что упомя­нуты в Торе, то есть голубя или горлицу. А откуда им известно, что курица, гусь, утка и куропатка — чистые птицы? Я хотел бы, чтобы они определили границу, дальше которой человек не смеет удалять­ся в субботу от места, где он живет. Должен ли ею считаться его дом, двор или владение, если у него несколько дворов, квартал, район или город? Все это можно назвать словом "место". И еще многое другое. Хотел бы я, чтобы они объяснили мне, ка­кой минимум работы в субботу считается уже запре­щенным. Почему нельзя пользоваться в этот день пером   и  чернильницей,  чтобы  исправить  свиток Торы, но можно поднимать тяжелый свиток, пере­носить стол и кушания, принимая гостей, делать все, что должен делать для гостей хозяин, так что гости отдыхают, а он трудится, и еще больше него трудят­ся его слуги и служанки, а ведь написано: "Чтобы отдохнул слуга твой и служанка твоя так же, как и ты".  Почему  запрещается в  субботу ездить на лошади, принадлежащей нееврею, и почему нельзя торговать?  Хотел бы я видеть, как они рассудят всех тяжущихся соответственно написанному в гла­вах "Вейэле мишпатим" и "Ки теце". И если столь­ко скрытого в том, что ясно написано в Торе, то сколько же скрытого в скрытом, а ведь караимы не признают устную Тору. Хотел бы я видеть, какие законы они выведут из главы о дочерях Цлофхада и как они найдут форму исполнения заповедей об обрезании, цицит, о постройке шалашей в Сукот. Пусть объяснят мне, откуда видно, что они обязаны молиться Б-гу. И на чем  они  основываются, веря, что есть жилище, уготованное всем живущим, воз­награждение и кара после смерти? Как они устанав­ливают, в каких случаях заповедь исполняется, не­смотря на то что необходимое для этого действие в то же время запрещается другой заповедью, как обрезание и пасхальное жертвоприношение в суббо­ту? И многие другие законы — их основные опреде­ления заняли бы очень много места, а тем более детальное рассмотрение того, как каждый из них применяется на практике. Слышал ли ты, хазарский царь, о существовании у караимов книг по каким-либо вопросам из тех, что я упомянул, книг, кото­рые написали, опираясь на всеми признанный авто­ритет или традицию, о масоретских обозначениях, огласовке, нотных знаках, обоснованиях запретов и разрешений и о судебных решениях?

Сказал Кузари:   Нет, не видел и не слышал, но я знаю, что караимы во всем этом очень усердны.

Сказал   р а б б и:   Они усердны оттого, что полагаются на разум и собственное суждение, как я уже тебе говорил. Те, которые стараются разумом постичь пути  служения   Б-гу,   вынуждены  больше трудиться, чем те, которые действуют по Его веле­нию, — они спокойны, так как получают указания от Всевышнего, как служить Ему, спокойны, как те, которые идут по городу, не опасаясь, что против­ники восстанут против них. Те же — словно идущие в  пустыне, они не знают, что их встретит, и они должны быть вооружены и готовы к бою как опыт­ные воители. Так что не удивляйся, видя усердие и невозмутимость принявших традицию, то есть тал­мудистов,   ибо  те  строят укрепления,  дабы себя обезопасить, а  эти почивают  на ложе в издревле укрепленном городе.
Сказал   Кузари:   Все, что ты говоришь, верно. Должны быть одна Тора и один суд, а у ка­раимов неизбежно возникает множество мнений, каждый говорит свое. Кроме того, руководствуясь только разумом, человек не может остановиться па чем-нибудь одном: он ежедневно будет находить что-то новое и присоединит это новое к прежнему своему мнению, затем он встретит кого-либо, кто ответит ему возражением, и должен будет мнение свое изменить. А если они сойдутся во мнении, зна­чит, они его приняли от кого-нибудь одного или нескольких, живших ранее, и мы их вправе спро­сить: как вы пришли к соглашению, ведь то, что написано, допускает много толкований?
И если скажут они, что таково было мнение Анана, Биньямина, или Шаула, или кого-нибудь еще, значит, они признались в том, что принимают традицию, полученную от тех, кто жил прежде них и лучше ее знал. Но таковы наши Мудрецы — их было много, и они были связаны друг с другом, учителями же караимов были одиночки. И еще: наши Мудрецы преемники учения пророков, учителя караимов руководствуются лишь собст­венным суждением. Мудрецы едины в своих мне­ниях, а у караимов нет согласия. И наконец, Мудре­цы черпают свое учение "в месте, избранном Б-гом", поэтому, даже если бы они решали, осно­вываясь на своих собственных заключениях, следо­вало бы принять их решения, чего нельзя сказать о караимах. Хотел бы я знать, как караимы опреде­ляют наступление новолуния. Я вижу, что они уд­ваивают месяц адар в високосный год по нашему примеру. И все же они возражают против того, как Мудрецы устанавливают начало месяца тширей -"Как это вы устанавливаете пост Йом Кипур на девятое тишрей?". Но стыдно им так говорить, они сами не знают, какой это месяц — элул или тишрей, когда у них високосный год, а когда год не висо­косный, они не знают, тишрей это или мархешван. Не должны ли они сказать: тону и боюсь замочиться, мы не знаем, какой это месяц: тишрей, мархешван или элул, как нам возражать против тех, кому мы следуем и у кого мы учимся, мы ведь их спраши­ваем, когда они постятся: девятого или десятого тишрей.

Сказал р а б б и: Наше понимание Торы свя­зано с законами, данными нам Моисеем на Синае, и с местом, избранным Б-гом, ибо "из Сиона вый­дет Тора и слово Б-жие — из Иерусалима" из собрания судей, и стражников, и священников, и ученых Сангедрина, а нам заповедано слушать судью, который есть в каждом поколении, как сказано: "И ты придешь к священникам, к леви­там и к судье, который будет в те дни, и спросишь их, и скажут они тебе слово суда, и ты сделаешь по слову их, какое они тебе скажут в том месте, которое избрал Б-г, — и смотри, чтобы делать так, как они тебя научат", и далее: "Тот, кто злонаме­ренно не послушает священника... и умрет тот чело­век, и искоренишь зло из среды своей". Неподчине­ние священнику и судье сравнивается здесь с вели­чайшим из грехов. И сразу вслед за этим сказано: "И весь народ услышит и устрашится, и больше не будут намеренно чинить зло". Все это сказано о том времени, когда еще были служба в Храме, Сангед-рин и все те, кто заботился о совершенстве жизни народа, и с ними несомненно было связано Б-жест-венное влияние через пророчество или через небес­ную помощь и высшее озарение, так как это было ми времена второго Храма, и не может быть, чтобы ими в этих вопросах пришли к общему соглашению, руководствуясь лишь разумом. Вот почему мы обязаны читать Мегилу и праздновать Пурим и Хануку.
Категория: Егуда А-Леви "КУЗАРИ" | Добавил: cipocapa (2009.11.19)
Просмотров: 764 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: